new horizons 
BlogTags → роман

Книга "Самоидентификация" вышла и готова к заказу.

"

Идем вдоль галереи магазинов на третьем этаже.

- Блин, сколько их тут…

Вопросительно смотрю на него.

- Телок-клонов. Копированных уникальностей. И в клубах. И на курортах. И на ебаных яхтах, на тусовках. И ведь каждая такая курочка считает себя уникальной и неповторимой. А у некоторых даже имена одинаковые, шаришь?

- Ну, да. Типаж.

- Это не типаж. Это пиздец. Это шаблон. Это край развития. Мне бы хотелось собрать таких уникальностей – штук пятьсот однородных блондинок с одинаковыми сиськами, одинаковыми лицами, глазами и прочим, в одинакового плана платьях и мехах – в одном огромном сарае типа «пачи» и тупо заставить их смотреть друг на друга.

- Кривые зеркала, - усмехаюсь.

- Ну, да. может, когда-то я так и сделаю. Это круто. Социальный эксперимент.

- Тебе придется сделать два сарая.

- То есть?

- Для клонов-брюнеток еще один.

- Точно, - смеется."

"Жалюзи подняты. Свет заполнил окно, но это ненадолго. Не сезон.

Сегодня, тем не менее, довольно светло. Мне кажется, был снег.

Лежу в кровати. Тяжесть заполнила тело. Я знаю, что скоро мне понадобится реабилитация. Тело постукивает. Мозг время от времени вибрирует. Я зачастил, чересчур зачастил с порошками. Может быть, пути назад уже нет. Только вперед. Только через клинику. Через рекомендации доктора Насырова. В сущности, ничего страшного. Но будет больно. Больнее, чем сейчас. Я один. Взгляд на потолок. Смог бы я ее отшить, если бы она обняла меня или типа того? Это уже неважно. Ведь мир еще не проснулся. А я вот тут, один, проснувшийся, задающий сам себе вопросы о том, для чего вообще нужна была вся эта жизнь. Не находящий ответов. И на последний вопрос – а важно ли это? – отвечающий – нет. Отмахивающийся.

Сейчас настал тот самый момент, когда истина теряется в фактах. Истина – реальное положение вещей. Но истина сейчас не зависит от того, что приходит в виде информации о мире. Все так, как было уготовано. Истина – сама по себе.

Подхожу к окну. Смотрю вниз. Действительно, выпал снег. Его больше. Белые пятна на асфальте. Еще не растаявшие.

Подводя итог прошедшего, я кое-что понимаю. Девочка, имя которой я так и не узнал, сама того не понимая, сказала нечто, важное для всех и каждого из нас. Действительно, мир еще не проснулся. Он спит и видит сны о благополучии, о счастливом будущем, о мире во всем себе или типа того. Он не наблюдает за нами. А мы слишком торопимся – пока мир спит, стараемся успеть как можно больше, творим слишком много ошибок и не успеваем понять их. Тем более – исправить. Пока мир спит, пока никакая сила свыше не замечает, мы стараемся как можно дальше убежать от ответственности. Мы убегаем от ответственности за незаконное употребление, за убийства, за оставление любимых в опасности и прочее – и мы живем с этим, потому что иначе – невозможно. Иначе мы не умеем. Жизнь дана лишь раз. Вне зависимости от того, сколько ошибок совершаешь, жить хочется одинаково. И даже если когда-то мир проснется, и нечто свыше начнет раздавать по заслугам, мы успеем убежать достаточно далеко от своей же ответственности.

А от себя?

Вряд ли.

Я не знаю, что хуже."

30 seconds to Mars - Hurricane
0 ▲
11 April 2014 11:20
no comments

Монолог из романа "Самоидентификация". Выход книги - через 2 недели

"Жалюзи подняты. Свет заполнил окно, но это ненадолго. Не сезон.

Сегодня, тем не менее, довольно светло. Мне кажется, был снег.

Лежу в кровати. Тяжесть заполнила тело. Я знаю, что скоро мне понадобится реабилитация. Тело постукивает. Мозг время от времени вибрирует. Я зачастил, чересчур зачастил с порошками. Может быть, пути назад уже нет. Только вперед. Только через клинику. Через рекомендации доктора Насырова. В сущности, ничего страшного. Но будет больно. Больнее, чем сейчас. Я один. Взгляд на потолок. Смог бы я ее отшить, если бы она обняла меня или типа того? Это уже неважно. Ведь мир еще не проснулся. А я вот тут, один, проснувшийся, задающий сам себе вопросы о том, для чего вообще нужна была вся эта жизнь. Не находящий ответов. И на последний вопрос – а важно ли это? – отвечающий – нет. Отмахивающийся.

Сейчас настал тот самый момент, когда истина теряется в фактах. Истина – реальное положение вещей. Но истина сейчас не зависит от того, что приходит в виде информации о мире. Все так, как было уготовано. Истина – сама по себе.

Подхожу к окну. Смотрю вниз. Действительно, выпал снег. Его больше. Белые пятна на асфальте. Еще не растаявшие.

Подводя итог прошедшего, я кое-что понимаю. Девочка, имя которой я так и не узнал, сама того не понимая, сказала нечто, важное для всех и каждого из нас. Действительно, мир еще не проснулся. Он спит и видит сны о благополучии, о счастливом будущем, о мире во всем себе или типа того. Он не наблюдает за нами. А мы слишком торопимся – пока мир спит, стараемся успеть как можно больше, творим слишком много ошибок и не успеваем понять их. Тем более – исправить. Пока мир спит, пока никакая сила свыше не замечает, мы стараемся как можно дальше убежать от ответственности. Мы убегаем от ответственности за незаконное употребление, за убийства, за оставление любимых в опасности и прочее – и мы живем с этим, потому что иначе – невозможно. Иначе мы не умеем. Жизнь дана лишь раз. Вне зависимости от того, сколько ошибок совершаешь, жить хочется одинаково. И даже если когда-то мир проснется, и нечто свыше начнет раздавать по заслугам, мы успеем убежать достаточно далеко от своей же ответственности.

А от себя?

Вряд ли.

Я не знаю, что хуже.

30 Seconds To Mars - Hurricane
0 ▲
22 March 2014 12:27
4 comments

Диалог из моего нового романа. Вторая книга выходит весной

<...>

Сижу на краю ее кровати. Разговор не задается. Я не могу ничего сказать. Хотя и хотел бы. Меня накрывает потрясающая, титаническая волна усталости.

- Как ты себя чувствуешь?

- Отрешенно. Подавленно, - не стесняюсь.

- Это пройдет.

Смешок. Мой.

- Откуда ты знаешь?

- Личный опыт, - вздыхает; деловито.

- Какое отношение твой  опыт может иметь ко мне?

- Мы похожи. Серьезно.

- Как две капли, - качаю головой.

- Мы оба не там, где нам следует быть.

Молчу. Даю продолжить.

- И не с теми, с кем следует.

- Я на месте. Я в порядке, – злобно бормочу.

- Оставайся хорошим мальчиком, - вздыхает снова. – Ты мне таким нравишься. Может, это и не ты. Но мне ты таким нравишься.

Поглаживает себя по ноге.

Киваю.

Я на улице. Холодный ветер пронзает меня насквозь. Я – как то дерево на лужайке. Обветшалое. Пропитанное влагой. Лишенное листьев. Обездоленное. Или я – как ветер. Мне можно все. Но что нужно?

Мне нужно было поговорить с ней, но она теперь не со мной. Завтра что-то будет. Мне нужно что-то сказать. Рассказать, что мне на все плевать, и что я обо всем беспокоюсь.

Она захочет услышать и понять услышанное.

Но у меня не будет ни того, ни другого.

Но что нужно мне?


<...>

0 ▲
2 March 2014 13:20
10 comments