БАРАБАНЫ И БАСС... - ЭТА МУЗЫКА В НАС! 
Blog

Minimal Techno.Становление техно-музыки.Люди эпохи.

Minimal Techno
Это всего лишь предельно простой ритм и несколько специфичных, зачастую синтезированных, звуков. Это техно с небольшим количеством различных шумов. С точки зрения литературного описания минимал-техно не представляет собой особенного интереса, так как это можно сделать с помощью одного предложения. Однако с музыкальной точки зрения этот стиль весьма интересен и оригинален именно из-за максимальной простоты минимала. Это можно сравнить с простотой струнного квартета по отношению к большому симфоническому оркестру (однако при этом ведь то, что делают квартеты, не становится менее любопытным).
Минимал - это минималистическое Techno. Что такое минимализм? Это выражение максимума посредством минимума. Другими словами, минимальными средствами - максимально возможный результат. Это музыка, в которую мало чего намешано, она состоит из небольшого числа компонентов, между которых можно заметить звуковые пустоты. Но эти компоненты медленно но верно изменяются, трансформируются в нечто совсем другое, чем то, что было в начале. Минимэл может быть очень близок к эмбиенту, а может наоборот, к нойзу.
Среди близких направлений - drone (жужжание). Оно характеризуется жужжащим или гудящим характером звучания. К этому очень близка музыка финской группы "Pansonic".Еще бы я отметил такое направление как noise (нойз, шум) и самое радикальное ответвление japanoise - это по определению минималистическое направление, т.к. шумом и грохотом много не выразишь. Тут бесспорными лидерами и гуру являются японцы Merzbow и Aube, а также поляк Zbignew Karkowski. Неугомонный Мерзбоу еще с 80-х гонит человеконенавистнические нойз-альбомы, наполненные патологическим скрежетом, свистом и грохотом. Его дискография исчисляется сотнями альбомов. К нойзу, не лишенному некоторой доли музыкальности я бы еще приплел альбом "Constant Shallowness leads to Evil" совершенно безумной и гениальной группы Coil.
На поприще электронного минимализма большими авторитетами являются бывший барабанщик "NaPALm Death" Мик Харрис (проект "LULL") и финский музыкант Vladislav Delay. Еще могу хорошо отозваться о творчестве германского музыканта Томаса Фельмана (один из участников The ORB).
На мой взгляд, минимализм - очень интересная музыка, беда только в том, что диски с альбомами таких музыкантов просто так достать невозможно (надо поискать). Проблема ещё в том, что электронные музыканты участвуют в очень многих проектах и издают свою музыку на множестве маленьких лэйблов под множеством разных имён. Самые известные лэйблы, выпускающие такую музыку - это "Mille Plateaux", "Basic Channel", "Science", "Staalplaat".
Когда House и Techno впервые появились в мировой музыкальной тусовке в середине 80-х годов, запись альбомов была сведена к минимуму. По мере дальнейшего развития искусства сэмплирования и программирования, музыка становилась более многослойной с профессиональным звуком - для некоторых это стало движением вперед, для других - ненужным сочетанием стилей. В ответ на растущие объему музыкального производстваp лидеры Minimalist Techno отказались практически ото всего за исключением выделенных барабанных программ и синтезаторных или секвенсорных партий. Такие детройтские музыканты, как Jeff Mills и Plastikman возглавили направление, а позднее прибавились Surgeon, Oliver Ho и Stewart Walker, также привнесшие с собой новые веения.
Из минимэл техно назову несколько значимых имён.
Derrick May
Из "Беллевилльской тройки", команды ранних детройтских продюсеров, проверявших пределы духа электронной танцевальной музыкой и изменивших навек целостность формы, Деррик Мэй (Derrick May) сохранил нетронутой свою репутацию ее основателя, несмотря на более чем десятилетнюю творческую пассивность. В то время как Джуан Аткинс (Juan Atkins) считался крестным отцом техно, и его музыкальная карьера началась на электро-сцене начала 80-х и включала одни из самых вдохновенных треков в истории танцевальной музыки, а Кевин Сондерсон (Kevin Saunderson), детройтский продюсер, достиг наибольшего мэйнстримового успеха своими работами с вокалисткой Пэрис Грей (Paris Grey), подписанными Inner City, позиция Мэя как родоначальника всего этого в 90-х годах немного подпортилась вследствие необъяснимого спада творческой активности. Тем не менее, так как влияние - тоже важный фактор, Мэй записывал техно-треки, которые ведущие Дэнс-продюсеры называли наиболее оригинальными и влиятельными. Классический саунд Деррика Мэя - это интеллигентный баланс между тяжелыми перкуссионными каскадами звука, струнными сэмплами и теплотой, которой он набрался в Чикаго, восхищенный грувами таких ди-джеев, как Рон Харди (Ron Hardy) и Фрэнки Наклс (Frankie Knuckles). Лэйбл Мэя Transmat Records выпускал его лучшие материалы, такие как Nude Photo, Strings Of Life, Kaos и It Is What It Is, записанные в основном в период с 1987 по 1989 годы и подписанные Rhythim Is Rhythim. И хотя график его релизов и не думал уменьшаться во второй половине 90-х годов, он не прекращал ди-джействовать по всему миру и довел Transmat до репутации одного из самых уважаемых техно-лэйблов в мире. Деррик Мэй родился в Детройте в 1962 году и был единственным ребенком в семье. В основном его воспитывала мать. В возрасте 13 лет он стал ходить в школу в пригороде Беллевилле, где встретился с Джуаном Аткинсом. Они стали меняться кассетами, и Аткинс ввел Мэя в мир ParliAment, Kraftwerk и Гэри Ньюмена (Gary Numan). Когда его мать переехала в Чикаго, Мэй остался в Детройте у еще одного своего друга, Кевина Сондерсона, чтобы окончить школу. К 1981 году Аткинс научил Мэя и Сондерсона также основам ди-джейства, и они сформировали трио Deep Space Soundworks, коллектив, существовавший для презентации их любимой музыки на вечеринках и в клубах. Мэй и Аткинс также начали работать с местным ди-джеем Electrifying Mojo - человеком, познакомившим Аткинса с Kraftwerk и ранним синт-попом - создавая сложные мегамиксы для использования в радио-шоу Mojo.
Закончив школу, Мэй поступил в университет, но скоро устал от академической жизни и вернулся в Детройт. Во время частых путешествий в Чикаго, к матери, он "завис" на чикагском хауcе. Ему нравилась теплота и общность, которые, казалось, порождались в точках вроде Power Plant и The Music Box, где ди-джеи Фрэнки Наклс и Рон Харди использовали сложные композиции на вертушках и кассетных машинах для создания мастермиксов, которые возрождали дух диско и вместе с тем двигали музыку вперед. Мэй также несколько раз водил в клубы Сондерсона и оставался в Чикаго почти год. Когда он вернулся в Детройт, его нужда в клубе, который он мог бы назвать своим, привела к тому, что они с семьей Deep Space основали Music Institute. Скоро он стал колыбелью разрастающегося детройтского музыкального семейства, местом, где Мэй, Аткинс и Сондерсон ди-джействовали со своими друзьями Эдди Фолксом (Eddie "Flashin" Fowlkes) и Блейком Бакстером (Blake Baxter). Клуб укрепил раздробленное чувство общности у многих завсегдатаев и изменило жизнь "технократов второй волны" вроде Карла Крейга (Carl Craig), Стейси Пулленa (Stacey Pullen), Кенни Ларкинa (Kenny Larkin) и Ричи Хоутинa (Richie Hawtin).
Хотя у Мэя был синтезатор Roland TR-909, он мало занимался собственно записью в начале 80-х годов. Когда Джуан Аткинс стал популярным в связи с успехом его группы Cybotron, это побудило Мэя серьезно заняться творчеством. Он дебютировал с релизом Let's Go, а затем основал свой лэйбл Transmat, дочерний лэйбла Metroplex и названный по треку Аткинса Night Drive (Time, Space, Transmat). Мэй представил Rhythim Is Rhythim, наиболее важную свою ипостась, синглом Nude Photo на Transmat. Затем он выпустил релизы, которым позже суждено было стать классикой: Freestyle, Strings Of Life, It Is What It Is и Kaos.
Из этих первых синглов Strings Of Life потряс Англию наиболее сильно во время взрыва хауса в стране в 1987-88 годах, и Мэй стал одним из первых американских техно-артистов, совершивших тур по Англии. Его также усиленно нанимали как ремикшера и поп-группы, которые хотели добиться авторитета в клуб-культуре, и танцевальные проекты. Тем не менее, Мэй пережил серьезный спад на рубеже десятилетий, и казалось, что удача отвернулась от него. Плодородная британская рейв-сцена, которая набрала силу в 1986-90 годах, была переполнена музыкой, становившейся все более исступленной и маниакальной, чтобы бороться с возросшим приемом наркотиков. Очень скоро в Англии были популярны в основном местные хардкоровые или рейв-поповые группы (Altern-8, Sunscreem, The Prodigy), в то время как клуб-культура забыла свои американские корни в пользу новейших треков - победителей чартов.
В 1991 году Мэй, похоже, был готов вернуться в большой бизнес. Он хотел сформировать техно-супергруппу типа Kraftwerk с Аткинсом и Сондерсоном и назвать ее Intelex. Хотя переговоры с лэйблом Тревора Хорна (Trevor Horn) ZTT Records выглядели многообещающими, сделка провалилась, после чего Мэй отклонил предложения нескольких лэйблов. Фактически он перестал делать музыку в конце 1991 года (несмотря на постоянные слухи, утверждающие обратное), хотя работал с пионером эмбиента Стивом Хилледжем (Steve Hillage) над треками дебютного альбома проекта Хилледжа System 7. Мэй продолжал ди-джействовать по всему миру и был на виду у ведущих продюсеров. На его лэйбле Transmat по-прежнему публиковались наилучшие техно-синглы, в том числе треки Silent Phase Стейси Пуллена, Model 500 Джуана Аткинса, Джои Белтрама (Joey Beltram), K-Alexi, Psyche Карла Крейга и Dark Comedy Кенни Ларкина (Kenny Larkin). В 1995 году Sony Music скомпилировал его самые новаторские треки в один сборник на одном диске, а Мэй записал трек к видеоигре Sony "Ghost In The Shell".
Хуан Аткинс-один из отцов-основателей современной танцевальной музыки, а также человек, который в середине 80-х заложил основу стилю техно (наряду с Derrick May и Kevin SaunderSSOn).
Около 12 лет тому назад Хуан Аткинс стал делать "музыку, звуки которой пришли из технологий". В 1985 году основал Metroplex Records (на которой издал свои первые релизы).
Играл в проекте CYBOTRON, музыка которого являлась смесью европейского синт-попа/техно-попа и уличной фанковой. Впервые термин "техно" был введен именно Хуаном Аткинсом.
Свои экзотические музыкальные вкусы он сформировал в начале 80-х благодаря работе на радио ди-джеем.
Под псевдонимом Model 500 издал ряд известных релизов - "No UFO's", "The Chase", "Night Drive". Композиции Аткинса ремикшировали такие музыканты, как INNER CITY, Dr. Robert & Kym Mazelle, Coldcut, Yazz, FINE YOUNG CANNIBALS, Seal, TOM TOM Club, THE BELOVED и STYLE COUNEIL. Огромный интерес к его пластинкам ди-джеи проявляют и по сегодняшний день.
В начале 90-х на R&S были переизданы старые записи MODEL 500, а затем этот же лейбл выпустил альбомы "Sonic Sunset", "Deep Space".
Kevin Saunderson
Явно самый расторопный из пионеров детройтского техно. Он записал самое жесткое и механистичное техно в Детройте, и вместе с тем постоянно находился на верхушках танцевальных чартов. С первых записей Сондерсон установил для себя энергичный, "пробивной" стиль - плотная ритмическая атака из сэмплов и тяжелой перкуссии, часто с повторяющимся припевом как единственной формой вокала. Продукция его техно-поп-проекта Inner City , тем не менее, отличалась более мягкими, навеянными хаусом треками, содержащими вокальные партии Пэрис Грей (Paris Grey), а позже его жены Энн. Группа 8 раз достигала вершины в британском Top 40, а также четыре раза была первой в американском танцевальном чарте. После начального успеха Inner City в 1988 году группа оставалась главной отраслью его деятельности, но он не оставлял и свою "тяжелую" продукцию. В 80-90-х годах он записывался как Tronik House, The Reese Project, E-Dancer, Inter-City, Essaray и Reese & Santonio (последний - как дуэт), а также набирал команду для своего лэйбла KMS Records, в том числе Блейка Бакстера (Blake Baxter) и Chez Damier. После появления в 1997 году Saunderson Retrospective он стал ориентироваться в основном на альбомы, выпустив микс-альбом для студии !K7 и дебютный соло-диск (как E-Dancer).

Сондерсон - единственный из знаменитой "Беллевилльской тройки" (он, Джуан Аткинс (Juan Atkins) и Деррик Мэй (Derrick May)), кто родился не в Детройте. Он родился в Бруклине в 1964 году и был девятым и последним ребенком в семье. Когда ему было 12, родители переехали в Детройт, и в школе Belleville Junior High он познакомился с Дерриком Мэем и Джуаном Аткинсом. Все трое были фанатами местной машины ParliAment/Funkadelic, но Аткинс познакомил и Сондерсона, и Мэя с пионерами синт-попа Kraftwerk и Гэри Ньюменом (Gary Numan). В то время как Аткинс записывался как Cybotron, а Мэй развивал свою ди-джейскую карьеру, Сондерсон изучал телекоммуникации в университете восточного Мичигана и мечтал стать профессиональным футболистом. В 1984 году он пересмотрел свои взгляды и занялся ди-джейством. Он несколько раз ездил с Мэем в Чикаго и ходил в хаус-клубы. Кроме того, он провел немало времени в Нью-Йорке, слушая спины Ларри Левана (Larry Levan) в Paradise Garage.

Сондерсон участвовал вместе с Аткинсом и Мэем в создании всемирно известного Music Institute и в 1986 году создал свой лэйбл KMS Records. Ранние синглы Сондерсона вроде Triangle Of Love Kreem и The Sound и Bounce Your Body To The Box Reese & Santonio быстро прошли путь от местных клубов до радио, а потом до экспорта в Англию, где стали андеграундными хитами вместе с синглами Деррика Мэя Nude Photo и Strings Of Life. В 1988 году, работая над треком, Сондерсон понял, что вокалист мог бы придать ему нужный саунд. Ему посоветовали Пэрис Грей, и они вместе записали сингл Big Fun. Выпущенный на английской компиляции этого года Techno: The New Dance Sound of Detroit, он стал хитом первой десятки в Англии. Следующий сингл Good Life тоже попал в десятку, и, поскольку дома его творчество не было так популярно, Сондерсон провел большую часть 1988-89 годов, записываясь, ремикшируя и продюсируя в Лондоне.

Более поздние синглы вроде Rock To The Beat Reese и Pump The Move E-Dancer подтвердили тягу Сондерсона к тяжелому детройтскому техно. Тем не менее, его Inner City подписал большой контракт с Virgin Records и в 1989 году выпустил дебютный альбом, Big Fun (первый полный альбом, выпущенный детройтским техно-продюсером). Под давлением Virgin, который хотел более продаваемой продукции вместо строго клубной музыки, Inner City выпустил Fire в 1990 году, альбом, в котором были сдвиги в сторону поп-аудитории. Альбом был похож на Big Fun и хорошо шел в английских и американских клубах, но так и не стал массово продаваемым альбомом для домашней аудитории.

В 1991 году Сондерсон обнародовал свой новый проект Reese Project. Это был вариант техно-саунда Inner City со сдвигом в сторону госпела. Reese Project ездил по Англии как группа поддержки к Inner City и выпустил дебютный альбом Faith, Hope & Clarity в 1992 году. Тогда же Inner City выпустил свой третий альбом Praise, и хотя он не был принят так хорошо, как первые два, сингл Ahnongay показал более экспериментальную сторону Сондерсона в том, что до того был чисто коммерческой музыкой. Inner City вернулся в чарты с более мэйнстримовыми танцевальными треками Do Ya и Share My Life (1994), а затем в 1996 году выпустил четвертый альбом. Сондерсон продолжал записываться, выпуская треки на KMS и колеся по миру как ди-джей. В 1997 году вышла компиляция The Faces & Phases, которая покрывала большую работу Сондерсона под псевдонимами Reese, Tronik House, E-Dancer, Kreem и Reese & Santonio (и включала только один трек Inner City ). Через год Сондерсон выпустил еще два альбома, один том в серии X-Mix студии !K7, и новый альбом E-Dancer, Heavenly.


Flag Counter

0 ▲
2 July 2010 12:23
4 comments