vk.com/lcl270416 ..ιllιlι.ιl NEW SOUND OF THE DEEP lι.ιlι
Blog

Данила Прав!!!

Алина Секвенция: Небывалый ажиотаж вызвало появление в ночной жизни Москвы клуба Discoteque. Я встретилась с его арт-директором, владельцем лейбла Wazzup? и одним из прогрессивных представителей сцены Москвы диджеем Данилой, у которого узнала его точку зрения на происходящее как в его карьере, так и в клубной индустрии России и мира.

Как ты пришел к мысли, что хочешь быть диджеем?

Я к этой мысли не приходил, так получилось, что в одиннадцать лет мне случайно пришлось этим заняться, потому что мой сосед, который был диджееем, не смог прийти на школьную дискотеку, и я его просто заменил. Мне не пришло это в голову, как многим, я этим стал заниматься, потому что так сложились обстоятельства. Жил тогда в Подмосковье, а в четырнадцать лет мы переехали в Москву, и я стал понимать, что мне интересна вся эта музыкальная история, стал покупать первые пластинки в магазине «Дискоксид», тусоваться в клубе «Гиппопотам». В шестнадцать я попал в клуб «Шанс», и там начал играть постоянно, тогда это было место номер один. С этого вся история для меня и началась чередой клубов, которая привела в то место, где мы сейчас с тобой находимся — клуб Discoteque.

Одно время, примерно лет десять назад, когда мы с тобой познакомились в магазине «Питч», ты, как и многие диджеи в Москве, отдавал предпочтение прогрессив хаус музыке. Смена твоих музыкальных пристрастий произошла в связи со сменой конъюнктуры или по какой-то другой причине? Ведь сейчас ты хаус-диджей?

Всегда старался играть ту музыку, которая была актуальна. То, что сейчас называется прогрессивом, никакого отношения не имеет к тому, что когда-то так называлось. Я всегда был про-европейски ориентированным персонажем, и никогда не скрывал, что не из бедной семьи, которая позволяла мне путешествовать по миру и тратить деньги на музыку в большом количестве. Сейчас есть тенденция переделывать старые треки, которые были хитами в конце 90-х — это как раз то время, когда я был в Англии, — и сейчас эта музыка называется хаус. Не могу сказать, что я исключительно хаус-диджей, просто сейчас такое звучание, которое очень сложно, как раньше, отнести к какому-то одному стилю. Я играю как техно, так и хаус. Но я не играю муть — то, что не понятно, я играю музыку, которую можно понять — музыку, которая имеет вокал, которая воспринимается людьми на танцполе, которая понятна. Я недавно был на выступлении Ричи Хоутина в Берлине, и это было просто чудовищно — к моменту завершения его сета танцпол был полупустым.

Почему?

Потому что это не музыка, а набор звуков. Существует такая фраза — в техно есть одна проблема, как в моде — чем больше непонятно, тем больше говорят, что это круто, для того, чтобы не казаться идиотом в глазах остальных. Поэтому эта музыка и существует. Но я не говорю о техно как о стиле, а лишь хочу сказать свое мнение по поводу некоторых диджеев. Это как Казантип — он крутой, и вроде бы все отлично, в баре на каждом танцполе владельцы баров зарабатывают по две тысячи евро за ночь, но диджеям говорят, что у них нет денег, при этом стараются выглядеть крутыми. И мое неучастие в этом фестивале обусловлено именно этим — я не хочу работать для тусовки, которая никогда ни за что не платит. Меня туда неоднократно приглашали, но я настаиваю на своем, и туда никогда не поеду!

Если диджей в Москве не играет на крупных вечеринках, то у него все плохо

Ты долгое время был пиар-директором журнала о ночной жизни. Что дала тебе эта работа для твоей нынешней деятельности в качестве промоутера?

Журнал мне дал понимание того, что у нас в России отсутствует танцевальная культура. У меня была идея взять самое лучшее из DJMag — на последних страницах журнала, который очень быстро умер по причине отсутствия рынка, пытаться пиарить российских диджеев. Но ни один из российских диджеев не мог предоставить чарт из треков, которые он играет, просто потому что это не отвечает международным стандартам. Это вообще было сложно сделать, что-то получить от диджеев — для сравнения, когда писал запросы менеджменту Дигвида, я получал четыре разные фотографии и чарт из десяти позиций в течение пятнадцати минут после отправки письма. Российские же диджеи говорили, что им это неинтересно, при том, что они — никто с точки зрения международной танцевальной сцены.

Я просто всегда сравнивал, как человек, который выпускает пиратские пятерники для Горбушки, просит за сет в Урюпинске две тысячи евро, ведет себя, как какая-то непостижимая «звезда», когда менеджмент артиста, который зарабатывает двести тысяч евро в месяц, не ведет себя подобным образом, а наоборот — пытается как-то контактировать, с лицами, которые интересуются его творчеством. После этого ситуация для меня стала очевидной и я понял, что с нашими диджеями работать не стоит — тут никогда ничего не получится.

Привозить каждую неделю иностранных диджеев не только затратно, но и сложно организационно. Как ты строишь работу по привозам в Discoteque, и сколько человек с тобой работает над этим в команде?

Со мной работает два человека и крупные ивент-агентства. Всегда все делаю сам, но если мне нужна помощь, то обращаюсь к партнерам. Не так легко привести Аксвелла, например, мы потратили больше года на переговоры. В силу того, что я имею в данный момент международную репутацию и рекорд-лейбл, где выпускаются всемирно известные музыканты, и релизы которого попадают в чарты и мировые радио-шоу, мне проще общаться с музыкантами. Помимо этого, я имею богатую базу и серьезные вечеринки за плечами, которые дают мне возможность общаться с партнерами на равных.

Самая большая сложноcть заключается в том, что во времена докризисного периода Россия кидалась деньгами, олигархи платили безумные деньги за привоз диджеев, и всем известно, что Россия стала для иностранных диджеев кошельком — как для московских диджеев регионы, так и для них Россия, где они зарабатывают деньги. Мне приходится порой непросто, потому что иногда нужно брать диджея в два раза дешевле, чем платит какой-нибудь гламурный московский клуб. У них появляется какой-нибудь олигарх или блудный спонсор, который пытается заплатить, например, за Роджера Санчеса пятьдесят тысяч евро, как это было с одним клубом совсем недавно. Только он абсолютно не стоит этих денег — да, он крутой, но его время уже прошло. Московская аудитория в этой ситуации очень сложная, и я для себя решил, что через какое-то время работать с ней перестану. Я всегда себе говорю о том, что даже если завтра Discoteque закроется, я для российской танцевальной культуры уже много что сделал и показал, каким должен быть клуб, какие диджеи должны играть. Я неоднократно говорил о том, что у нас очень сложные взаимоотношения между диджеями, играющими хаус, при этом основная масса диджеев у нас не звучит так, как должны звучать. Если взять таких, как Mark Knight, Axwell, Steve Angello, David Penn, Fedde Le Grand, Funkagenda, Sander Kleinberg, да любого артиста серьезного европейского лейбла, то аналогов в России по звучанию просто нет.

На российском рынке диджеи зарабатывают ровно столько, сколько они стоят

По какому принципу ты принимаешь решение о приглашении кого-то из российских диджеев для выступления в клубе?

Это музыка, которую они играют. У меня очень много людей спрашивают: «Почему я не играю в Discoteque»? Я в себе очень сильно уверен, и обычно говорю, мол, вы послушайте, что играю я. Мне говорят: «Да мы же практически одно и то же играем!» Нет, мы не играем одно и то же, в этом наша разница. Принцип очень сложно объяснить, просто делаю тот выбор, который я делаю. Это мало кому нравится, но как показало время, я это делаю не просто так.

Ну а на чем этот выбор основывается?

Это либо талант, либо опыт диджеев. Молодежь, которая тут играет, она талантлива, а взрослые диджеи — они опытные. Могу только так объяснить.

Помимо того, что ты диджей и арт-директор клуба, также ты владелец собственного рекордингса. Если рассматривать лейбл с экономической точки зрения, писать музыку и заниматься ее изданием тебе выгодно или же это все-таки более имиджевая составляющая для тебя как для диджея?

В данной ситуации это более имиджевая составляющая, но сейчас я перевожу компанию в Голландию, и лейбл будет голландским, потому что в России очень сложно этим заниматься — у нас пиратский рынок. Я сделал международный качественный лейбл с международными музыкантами, поэтому мне нужно, чтобы у меня была паблишинг-компания, которая занималась бы отслеживанием ротаций на радио, чартами и всем остальным. Для этого нужно, чтобы у меня было юридическое лицо за границей, чем я сейчас занимаюсь, и тогда это все будет более финансово целесообразно. Но даже несмотря на то, что в данный момент это более имиджевый проект, он все равно приносит какие-то деньги, лейбл себя сейчас окупает.

И именно поэтому офис ты сделал в Роттердаме?

Да, шестьдесят процентов всех международных студий звукозаписывающих компаний, выпускающих танцевальную музыку, находятся в Голландии, потому что в этой стране создана для этого инфраструктура. Это как в Швейцарии, которая считается страной уходов от налогов, так и Голландия — страна рекорд-лейблов. Там созданы все условия для музыкальных компаний, снижена налоговая процентная ставка и очень сильный менеджмент. Основные музыкальные агентства находятся в Голландии, в Англии, естественно, тоже, но Голландия с точки зрения экономики более привлекательна. Просто в нашей стране эту музыку никогда не поймут — доказательство тому — закрытие радио «Монте Карло», на месте которого теперь Best FM, у нас осталась единственная прогрессивная радиостанция в FM-диапазоне — Мегаполис FM.

Как ты сам себя оцениваешь — бизнесменом или все же больше творческой личностью?

Я, конечно, более творческая личность. Я и бизнесмен, так как зарабатываю неплохие деньги. Мне сложно объективно оценивать, настолько привык работать и получать за свою работу деньги, что я не понимаю, что значит бизнесмен или творческая личность. Мне кажется, если творчество построено на правильных акцентах, то оно будет приносить деньги.

Это понятно, но есть такое распространенное мнение, что настоящие творческие личности больше сосредоточены на творчестве и никогда не думают о деньгах.

Это неправда. Считаю, что человек, который тратит свое время на творчество, должен нормально зарабатывать. На российском рынке диджеи зарабатывают ровно столько, сколько они стоят. Если работа не приносит денег — это хобби.

То есть считаешь, что цены оправданы, особенно в верхнем сегменте?

Нет, не считаю, что цены оправданы, но это в силу каких-то причин локального характера. Я, например, не понимаю, как какая-то ссыкуха может ездить за тридцать тысяч рублей — и платят только за то, что она показывает сиськи? Но это не стоит этих денег. Это как в Европе — минет стоит пятнадцать евро, и поэтому туда не пускают русских проституток, потому что это очень дешево и никому не нужно — они в последнее время туда просто не едут, тоже самое с диджеями. Это жестоко, но это правда.

Если подобные диджеи окажутся на Западе, то максимум, что им грозит — это работа в McDonalds. Те же танцовщицы — наши люди хотят получить денег и ничего для этого не делать. Любая нормальная танцовщица должна иметь силиконовую грудь и ягодицы, уж прости, если формами природа не наградила, красивые, ухоженные волосы, красивые костюмы — у наших танцовщиц этого нет. Есть какие-то страшные костюмы несочетающихся цветов и абсолютно серая внешность. Из-за того, что у нас нет рынка, это очень затратно, приходится везти иностранных танцовщиц. Наши девушки безумно красивы, но красоты недостаточно, поэтому тратятся деньги на визы, на приглашения, на авиабилеты и отели — в общем, много нюансов, о которых можно говорить бесконечно, и мне кажется, что отрыв того, что происходит у нас, становится все больше от того, что происходит в мире. Отдельная тема — это танцоры-мужчины — об этом вообще промолчу.

То есть вот эта интеграция, которую сейчас активно пытаются имитировать некоторые диджеи — это фикция?

Нет никакой интеграции, есть наоборот все большее отставание от реальности. Мне смешно смотреть, когда русские диджеи обкладывают Ибицу и восхваляют Казантип. Как можно сравнивать целый остров, на котором есть миллион человек, со сборищем каких-то непонятных людей со всего СНГ, у которых порой даже нет возможности купить билет на самолет — они на автобусе туда едут? И эти люди что-то говорят об острове, где можно увидеть Мадонну, Кайли Миноуг — я собственными глазами видел Жана-Поля Готье, гуляющего по улице. Мне такие разговоры кажутся странными. При этом не считаю, что Казантип не должен существовать — просто каждому свое.

А как тогда ты оцениваешь свое выступление на Ибице, которое у тебя в карьере было также, как и у некоторых других диджеев?

В середине августа один из самых популярных клубов Ибицы решился на беспрецедентный для себя поступок — впервые в истории площадки за ее пульт вышел диджей из России — это был я. У соотечественников, по стечению обстоятельств оказавшихся в эту ночь на Playa D’en Bossa, мое имя не вызвало никаких вопросов. Приглашение выступить в Space я получил, когда промоутеры клуба лично услышали мое выступление в Москве — на первой вечеринке в Discoteque присутствовал букинг-менеджер Space. Я им понравился, и они предложили сразу две даты в августе. Желающим лично разобраться, чем я покорил маститый клуб, в резидентах которого ходят Carl Cox, James Zabiela, Nic Fanciulli и другие, была предоставлена возможность в августе. Надеюсь, это не последнее мое выступление на Ибице.

И в связи со всем вышесказанным, какой ты видишь перспективу российской сцены? Многие же любят покричать, что у нас все отлично.

У нас все ужасно, не надо себя обманывать, даже несмотря на то, что у нас побывала половина всех мировых «звезд» хаус музыки. У меня сейчас нет до сих пор понимания, останусь я в этой стране или куда-то уеду, потому что очень многое подталкивает к тому, чтобы отсюда уехать. Очень люблю людей, которые живут в нашей стране, но их постоянно обманывают, им постоянно показывают по телевизору постановочные кадры, как, например, разговаривают по телефону президент и премьер-министр, и такая же история происходит и в танцевальной музыке. Людям продают гнилые помидоры, при этом поливают их шоколадом — и люди думают, что это круто.

Ты довольно резко высказываешь свою отрицательную позицию, что, как мы знаем, не принято в определенном кругу диджеев, которые пытаются всем навязывать позицию «все круто» и «кто не с нами — тот против нас».

Я всегда был в пику всем, никогда ни с кем не группировался, и всегда на все это было плевать, потому что никогда не чувствовал никаких конкурентов вокруг себя. Очень уважительно отношусь к целому ряду российских диджеев по тем или иным причинам, но при этом не могу сказать, что очень симпатизирую кому-то из них — они не музыкальные единицы, правда есть несколько исключений. Почти никто из этих диджеев не пишет музыку, особенно хаус. Я, пожалуй, единственный, кто в этом как-то продвинулся, можно еще назвать Леню Руденко, но он — немного другая история, да и мы с ним не общаемся.

Просто проблема наших диджеев в том, что они пытаются ехать на тех же рельсах, которые свой ресурс уже исчерпали. Чем дальше мы сближаемся с Европой, тем больше становится ясно, что многие из наших диджеев, считающиеся модными, ничего из себя не представляют. Не потому что они плохо или хорошо играют, а потому что они не музыкальные единицы. Многие любят сравнивать некоторых российских диджеев и Окенфольда — это смешно, потому что Окенфольд имеет лейбл, он работал с Мадонной, записывает и выпускает альбомы, а все эти персонажи за свои сорок лет не сделали ничего. Например, позорное выступление, которое было на RDMA с Ликой Стар в 2008 году — кто это видел, тот поймет, о чем я — когда эта группа людей, называющая себя легендами, вышла и исполнила старую песню «Казантип», весь зал был в ужасе, как люди в XXI веке такое могут делать. И на этом мне окончательно все стало понятно с нашими диджеями.

Есть диджеи вне времени — такие как Коля, Лист, Град, Кубиков, Санчес, а есть такие диджеи, которые созданы клубом, и с клубом они умирают. Например, если завтра закроется «Рай», то половина диджеев, которые там играют, просто исчезнут — как это произошло с «Дягилевым» и со всеми этими гламурными проектами. У нас очень мало диджеев, независимых от времени. Я не понимаю, например, такого артиста как Bobina — это какая-то история, высосанная из пальца, типичный российский шоу-бизнес. У того же Руденко хватило мозгов, чтобы этой фигней не заниматься, при том, что он намного лучше и выглядит, и намного качественнее работает.

То есть общепринятое бравирование достижениями типа позиций в каких-то топах, оно того действительно стоит, или это все от того, что показать больше нечего?

Опять же возьмем в пример эти гламурные клубы. Там играет куча непонятных диджеев, которых нет ни в каких топах, или они на последних местах, но при этом они хоть как-то востребованы, а те, кто в топах — где они играют? Я не знаю.

Ну я бы не сказала — люди из первой десятки, что, нигде не играют?

Я сужу по тому, как человек востребован в Москве. Если диджей в Москве не играет на крупных вечеринках, то у него все плохо.

Хаус-диджеям-то есть где играть в Москве, а где играть, например, транс или техно-диджеям?

Мне кажется, в регионах тоже особого спроса на транс нет. Техно в Москве много где играют, это востребованная история. Менеджеры по старой памяти продают артиста, играющего транс — второй раз он никуда не едет. Я, честно говоря, не задумывался, где играют эти диджеи, мне это не интересно, я за ними не слежу.

Как ты относишься к топам, голосованиям и рейтингам?

Для меня вообще сомнительны все эти топы, я, конечно, в них всегда стараюсь принимать участие, потому что я не могу в этом не принимать участие, так как это делают все, и я тоже должен. Но мне кажется, топы ничего не дают абсолютно.

Но многие же считают, что если ты есть в каком-нибудь топе, то у тебя будут гастроли.

Это неправда. Никогда не ощущал влияния от своего нахождения в каких-то рейтингах на количество гастролей. Всегда регулировал эту часть самостоятельно. Вопрос же состоит не в том, сколько ты ездишь на гастроли. Если я завтра скажу, что я стою тридцать тысяч рублей, у меня будут гастроли каждый викенд. Но я не поеду за эти деньги. Многие же кричат, что они стоят безумных денег, а по факту ездят за смешные деньги, как некоторые. Оставим эту тему закрытой — не будем углубляться в ценовую политику, но мы же понимаем, что это не большие деньги. Гастроли гастролям рознь, одно дело, когда ты приезжаешь в город, в котором афишей с тобой обклеен весь город, а другое дело, когда ты приехал и никто о тебе даже не знает.

Ну это вопрос уже, скорее, к промоутерам и к условиям договоров на выступления.

Когда есть определенный ценник, такого диджея не повезут в провальное заведение. В заведении для такого диджея должен быть обеспечен биток народу. Спонсорская компания иногда многое решает. Если промоутер привез диджея за двадцать пять тысяч евро и не собрал народ, то ему нужно заканчивать с этой деятельностью. В России высокая цена для гарантированного уровня промоутера, хотя так бывает и не всегда.

По какой причине, на твой взгляд, российские молодые диджеи не могут реализоваться?

Знаешь, у меня был случай, мы с моим другом-дизайнером строили один ресторан, и когда у нас закончились деньги, он предложил натянуть белое покрывало на стену и сделать на них брызги краской — как картину — а внизу сделать подпись, и все будут думать, что это круто. Владелец тогда сказал: «Нет, никто так думать не будет. Потому что это никому не нужно, и никто в эту сторону даже не посмотрит». С молодыми диджеями такая же ситуация — для того, чтобы писать музыку нужно смотреть на то, что делают на Западе.

Это не наша культура, не мы ее придумали, никогда электронная музыка не шла из России. Классическая — да, у нас есть классические знаменитые пианисты, скрипачи, но электронную музыку придумали не мы — не мы писали программы, не мы придумали компьютер, поэтому нужно ориентироваться на Запад. Нет смысла делать какие-то вещи, которые мало имеют отношения к электронной музыке. Ни Бельгия, ни Голландия, ни Франция, ни Италия не продвигают свой язык, потому что есть международный язык — английский. Мы живем в XXI веке, и эти стандарты нужно учитывать — есть локальная культура, а есть массовая, и ни я, ни ты, никто другой в данный момент времени не может изменить это — таковы особенности текущего момента. То есть основные критерии: английский язык, музыка звучит вот так, разделение стилей такое-то, диджей должен выглядеть определенным образом, он должен быть красивым, нормально одет, чтобы его можно было поместить на обложку, от него не должно вонять — к сожалению, это не российская история. Поэтому есть медиа-индустрия, музыкальная индустрия, и ничего тут уже не изменить.

Хотелось бы узнать твои мысли по поводу портала PROMODJ, пользователем которого ты являешься.

Я считаю, что этот портал должен существовать, он сделан хорошо и на правильном пути развития. Несмотря на то, что я им пользуюсь немного, мне он нравится. Я не слежу за тем, что выкладывают другие, кто на каком месте в топе, потому что мне это не интересно. И когда мне пишут «послушай», «оцени», я не могу этого сделать адекватно. То, что присылают, это все низкокачественно, поэтому я почти ничего не слушаю. Это правда — и я прошу никого не обижаться. Я не понимаю половину диджеев, которые тут присутствуют. Меня вообще смущает, что многие тут называют себя диджеями. У нас есть двадцать пять диджеев, которые друг друга знают, все остальные — это те, кто хотят стать диджеями, и портал дал им такую возможность. Возможно, эти люди когда-то кем-то станут.

Можно сколько угодно ходить на Красную площадь и думать, что ты президент, но от этого ты президентом не станешь — потому что для этого нужно закончить школу, получить высшее образование, пройти определенные пути. Это нужно понимать, а не заниматься самообманом только потому, что портал дает возможность зарегистрироваться, как диджею. PROMODJ занимается продвижением молодых талантов — это хорошо, но выхлопа какого-то я от этого пока не вижу. Я постоянно читаю комментариии людей, которые ничего из себя не представляют. Комментарий важен, когда человек талантлив, и высказывает свое объективное мнение. Где все эти таланты, что они сделали? Этот вопрос я оставляю открытым — в надежде, что когда-нибудь что-то изменится.

Аналогичное мнение?

Отличное
3@ukoff - Records
0 ▲
15 October 2010 9:38
Please, register (it is quick and easy!) or sign in, to leave comments and do much more fun stuff.