выложил микс Vadim Kasse - Toso (2012.06.09)
Music / Этотехника [июнь'10]
Этотехника 139 [Jeff Mills intervew]  PR 13,4 ▲   
Like
Broadcast on PromoDJ FM since 27 July 2010
Listens: 2 133
Downloads: 324
Bookmarks: 3
Styles: Techno
Format: MP3, 320 Kbit
Duration: 59:54
Size: 137.1Mb
Recording: 2 June 2010
Publication: 7 June 2010 18:19

Tracklist
Please, register (it is quick!) or login, to see the tracklist.
More

Normal.dotm 0 0 1 2847 16230 Радио ОК 135 32 19931 12.0

Всем привет, меня зовут Джефф Миллз, я родился в Детройте, сейчас живу в Чикаго. То, чем я в основном занимаюсь, - это написание музыки и ди-джеинг, так же я стараюсь узнать как можно больше об электронной музыке. Итак, в начале 80х я был «уличным» ди-джеем и выступал во многих клубах. Как то раз я играл в одном из заведений во время simulcast [трансляция одновременно по ТВ и Радио], по-моему, это было где-то в 1982 или 1983 году, и все прошло так удачно, что меня пригласили на прослушивание на радио. К счастью, я хорошо себя зарекомендовал и мне предложили работу - вести свою программу. Я взял псевдоним «Волшебник» ("The Wizard") и стал вести свое шоу, которое просуществовало 10 лет. В то время Хип-хоп начал распространяться из центра в провинциальные города Америки, причем так быстро, что в итоге стал доминировать в клубах. На тот момент во всех клубах Детройта играли представители эры диско и фанка, но, когда начался Хип-хоп бум, молодые ди-джеи вроде меня начали их потихоньку вытеснять.

В то время ты должен был быть очень быстрым, обладать отличной техникой игры и знать различные приемы и «фишки», применяемые ди-джеями из других уголков страны, например, из Нью-Йорка или Лос-Анджелесса. Мне, можно сказать, повезло – у меня было достаточно времени, что бы оттачивать свои навыки. Когда я начал вести шоу на радио, во мне все сильнее крепло желание стать таким ди-джеем, которой был бы настолько быстр и продвинут в разного рода «финтах», что мог бы манипулировать треками и даже создавать новые их версии. И я стал им. Тогда только начали выходить первые релизы от Def Jam, Cookiepuss, Schoolly D. Так что в моих миксах были и они, и фанк, и Chaka Khan и Billy Ocean. Я помню, в моих сэтах были даже Millie Vanillie вместе с роком, industrial’ом, “Section 25”, да и вообще всем, что я мог достать. Вот, что тогда звучало на улицах.

Я был Ди-джеем уже несколько лет, когда начал работать на радио, так что я играл почти каждый день в 3-4 клубах в неделю. Я был занятым человеком, тем, кого называли «уличным Ди-джеем» и у меня практически не было выходных… работы было очень много. Зато я научился отлично выстраивать миксы, очень быстро и плавно сводить треки, играть на трех «вертушках» или магнитофонах. Всему этому я научился в раннем возрасте, да и сейчас не утратил эти навыки. Стиль музыки, на самом деле, диктует то, как с ней «работать». В силу того, что музыка с годами становилась все «минимальнее», ускорялся ее темп, она стала все лучше подходить для того, что бы работать с треками, буквально как в музыкальной студии. И 3-4 «вертушки» помогали не столько изменять структуру композиции, сколько добавлять в нее разных частот и звуков.

Как то одна из моих коллег на радио сказала, что в нашей студии звукозаписи сидит молодой парень, который хочет записать хип-хоп трек. Она попросила меня помочь ему, и я согласился. Придя в студию, я встретил Tony Srock. Он был большим фанатом Run DMC и Beastie Boys и захотел записать что-то подобное. Я согласился и мы начали работать вместе. Я не был в группе, просто помогал им какое-то время. Но с течением времени я стал втягиваться в процесс все сильнее, у меня появился интерес к тому, чем мы занимались. Мы стали хорошими друзьями в результате совместной работы на студии и в итоге решили писать больше подобной музыки вместе. Так и появилась команда Final Cut

Когда мы писали альбом «Deep In 2 The Cut», у нас не было многого из музыкального оборудования, например, клавишных. Единственным, кого я знал, из тех, у кого они точно были, был Mike Banks. Группа, в которой он играл, появилась путем объединения участников двух распавшихся групп, ну и их оборудования. Так что у них было очень много клавишных и других инструментов. Я позвонил ему и попросил одолжить пару синтезаторов, что бы сделать кое-какие вещи для альбома, над которым мы работали. Он принес их, послушал нашу музыку и счел ее достаточно интересной. После выхода альбома мы поехали в Берлин на гастроли. Все прошло замечательно, но я осознал, что такая музыка не «цепляет» меня. Я ушел из «Final Cut», потому что Тони хотел записывать что-то менее танцевальное, более готическое, я же наоборот, хотел заниматься танцевальной музыкой.

В то же время команда, в которой играл Майк, уехала в Лос-Анджелес, где и распалась. Так как мы с ним постоянно поддерживали контакт, то начали обсуждать вариант работать вместе, объединить наши студии. Он уже даже придумал название – «Underground Resistance», но пока ничего не делал с ним. Затем он зарегистрировал его, спросил меня, нравится ли оно мне, я сказал «Да», вот так мы и начали))

Я учился в колледже, а он работал днем, так что мы могли писать треки только по ночам. Мы делали это буквально с 8 вечера до 7.30 утра. У нас было столько оборудования, что мы могли делать несколько треков одновременно. У нас было очень много магнитофонов и мультитрековых рекордеров, а так же клавишных установок. Наша студия располагалась в подвале квартиры Майка, мы заняли его весь. Мы говорили себе: «В этом углу мы будем делать Sonic EP, в другом - Yolanda, этот трек мы будем делать здесь, а другой вооон там». Только так мы и могли делать столько музыки в одно и то же время.

У меня был большой опыт в обработке, он отлично играл на клавишных, знал, как работать с MIDI и т.д. Мы просто объединили свои знания. Я принес некоторые свои работы, он свои, мы объединили их, и, наверное, поэтому наши первые треки так не похожи друг на друга. У нас были такие работы, как, например, Waveform EP, очень мрачные, можно сказать, это были отголоски того, что я делал в «Final Cut». Были треки наподобие Yolanda – они напоминали то, что Майк делал в своей группе до того, как мы начали работать вместе. Так что мы изначально могли делать много разной музыки, работать сразу в нескольких направлениях. Мы работали без остановки. Как только мы заканчивали один трек, мы сразу же принимались за следующий.

На тот момент информации о том, что представляет из себя Европа, было крайне мало. Все, что мы знали о ней, мы почерпнули из нашей поездки в Берлин. Ну еще Kevin Saunderson, Derrik May и Juan Atkins рассказывали о том, что происходило в Великобритании, Бельгии и паре других стран. В это время как раз изобрели факс и мы решили, что это достаточно перспективный способ общения с людьми. Мы стали развивать новый способ коммуникации – рассылку писем и изображений факсом. Количество наших фанатов росло, и мы решили заняться коммерцией – начали печатать майки. Дела пошли так хорошо, что мы тратили на это столько же времени, сколько на сочинение музыки.

Где то через год у нас появилась возможность съездить в Европу всем коллективом. В течение года мы работали не покладая рук и пытались представить себе, что же представляет из себя эта Европа, но в любом случае, мы думали, что там приблизительно так же, как и в Америке. В то время мы сотрудничали с журналом Urb на западном побережье, а в Нью-Йорке с журналом Billboard. Но однажды нам позвонил человек, которого никто из нас лично не знал, мы только немного слышали о нем. Это был Joey Beltram. Он сказал, что только вернулся из Бельгии, где играл для 30 тысячной толпы. Ему понравилась одна из наших пластинок и он посоветовал нам писать побольше подобных треков. Сначала мы подумали: «Да кто вообще такой этот Joey Beltram?», но все же последовали его совету и написали еще несколько вещей в том же направлении и решили посмотреть, что же все-таки из этого выйдет.

Мы решили как-нибудь по-особому одеваться, но только что бы это смотрелось естественно. Мы остановились на военной тематике, потому что подобные настроения у нас были еще с начала существования Final Cut. Все началось с Майка и, возможно, его бывшей работы. Он был одним из тех, кто выселял неплательщиков из их домов, причем выселял своими руками. Поэтому и одевался Майк соответственно. Он был не полицейским, но кем то вроде них. Вот такой у него был опыт и мы его использовали. Мы были очень увлечены Хип-Хопом, Public Enemy и т.п., так что легко приняли его идею. Вскоре нам пришло предложение выступить в Нью Йорке в клубе Limelight и паре других мест.

Нам так же показалась интересной идея прятать наши лица во время выступления, что бы люди не смотрели на нас как на сборище черных парней и что бы не судили нашу музыку по тому, как мы выглядели. Это же Америка, она сильна своей поп-культурой. Очень просто было решить, что мы представляем из себя, по тому, как мы выглядели – в этой стране всегда так было. Мы подумали, что отведя внимание от себя, мы сделаем ударение на том, что представляет из себя наша музыка.

Мы взяли на работу Robert'a Hooda, он должен был заниматься административными вопросами нашего лэйбла. Он был рэпером, точнее Хип-хоп рэпером. Я думаю, мы сильно повлияли на него, ведь когда мы только начали работать, он был рэпером на все 100%. Мы говорили ему, что его музыка неплоха, но она должна быть более позитивной, а это не очень типично для рэппа. Когда он начал с нами работать, мы выделили ему аппаратуру, научили, как записывать на ней и как ее программировать. Он начал работать над разными проектами вместе со мной и Майком и в итоге создал свой лэйбл Hardwax. Мы немного поработали с ним, что бы лэйбл «встал на ноги», после чего он начал заниматься им сам.

Мы могли делать 12, а то и 20 треков в неделю, поэтому мы решили сделать что-то такое, чего в Детройте тогда еще не делал никто, что-то экспериментальное. Мы решили посвятить этому все свое время и настроить и использовать оборудование не так, как раньше. Проект было решено назвать «Х». Мы работали над ним, как над рефератом в школе. Как будто учитель дал нам тему, а нам нужно было сдать свои сообщения под номерами 101, 102, 103, как номера страниц. Первым был проект X-101. У нас не было какой-то определенной концепции, нам просто было интересно, сможем ли мы работать в таком ключе. Результат превзошел наши ожидания, и мы решили создать следующий проект - X-102. На этот раз мы решили посвятить релиз чему-то, что касалось бы всех людей, а не отдельных групп или культур и выбрали название «Кольца Сатурна» - The Rings of Saturn.

Мы начали с Сатурна. Наш выбор пал на него из-за физических свойств планеты и ее внешнего вида, интересного с точки зрения дизайна. Да и в целом, основной смысл таил в себе дизайн обложки, а музыка лишь помогала с помощью ритма и движений понять сообщение, которое она [обложка] в себе несла. Я думаю, кольца Сатурна могут рассказать многое о нем самом так же, как кольца на спиле дерева, словно кольца времени, могут рассказать многое об этом самом дереве. После нескольких месяцев изучения планеты, мы начали работать над музыкой, это было летом 1992го, и именно тогда мы поняли, что у каждого из нас непохожий друг на друга способ написания музыки. Мы решили распределить, кто за что будет отвечать в релизе. У Роба было меньше всего опыта и мы дали ему небольшую студию, где было не так много аппаратуры, но она позволяла ему создавать действительно интересные звуки. Так что мы решили, что он будет делать несложные минималистичные, а Майк более насыщенные, «оркестровые» треки, потому что в этом он был лучше нас обоих. Мне же досталась «экспериментальная» часть, плюс ко всему я должен был объединить результаты наших стараний в единый альбом. Х-102 - «Тhe Rings of Saturn» - это то, что мы всегда хотели «доделать», релиз всегда казался нам незавершенным. Ну и в итоге, мы c Майком Бэнксом в 2009 году опять объединили свои усилия, переработали альбом и несколько раз выступили вместе.

В какой-то момент я переехал в Нью-Йорк, стал резидентом в паре клубов. Но кроме этого, мой интерес там был в том, что в клубе я мог открыть офис и вести дела лэйбла оттуда. Майк же не хотел переезжать. А я понял, что клуб даст мне фактически бесплатный офис, телефон, да и много чего еще, так что со всем этим я даже смогу создать свой собственный лэйбл. После нескольких месяцев раздумья, в том числе над тем, какую музыку я буду выпускать, я решил создать «AXIS». В то время музыка не всегда имела четкую структуру: вступление, переход, основную часть и т.д., так что всегда было чувство, что любой может петь твои песни вместе с тобой, «поверх» твоего вокала, хотя от этого они и не становились хуже. Я же как ди-джей понимал, что музыка с простой и четкой структурой позволит лучше строить сэты, плавнее накладывать треки друг на друга. В то время все ди-джеи искали даб- и инструментальные версии треков, что бы на их основе во время игры создавать свои «произведения». Так что я подумал, что есть смысл делать именно такую музыку.

Моей целью в то время было создать лэйбл, выпускающий более «простую» музыку, с которой ди-джеям было бы проще работать. Роб в то время выпускался на своем собственном лэйбле в Детройте и я спросил его, не хочет ли он записать пару треков вместе со мной, и он согласился. Первый наш релиз назывался Tranquilizer, в силу того, что он был достаточно экспериментальным, он не очень хорошо расходился. Потом был второй релиз Inner Sanctum, им занимался только Роб, с ним дела обстояли лучше, он был более танцевальным. После третьего нашего релиза – трека Step To Enchantment и пластинки Mecca EP дела пошли совсем плохо.

Лэйбл Purpose Maker был создан почти сразу после моего переезда из Нью-Йорка в Чикаго. Моих друзей не было рядом, я практически все время находился один, так что у меня было достаточно свободного времени, что бы написать действительно много музыки. Я подумал: «Ведь если я могу написать много треков, тогда почему бы тогда не создать треки, предназначенные только для меня одного?» Ну, знаете, кейс, полный пластинок только для меня одного. Отмастеренные треки, напечатанные пластинки, но только ни у кого не будет ни единой копии, все они будут у меня))). И я начал писать музыку «только для себя». Я начал записывать сэмплы, треки, например, «The Bells» и другие и полагал, что их буду играть только я.

Я начал играть свои вещи, и через какое-то время ди-джеи заметили их и начали интересоваться ими. Многие хотели использовать в своих сэтах «The Bells» и другие композиции и я решил, что все-таки стоит пустить их в тираж. Так и появился Purpose Maker. Вскоре, я увидел, что ди-джеи осознали, что это за музыка и в чем ее смысл. Это стало понятно, когда музыканты начали делать треки, очень похожие на мои)) Моя цель была выполнена и можно было двигаться вперед. С этого момента я начал уделять больше времени своему другому лэйблу - «Tomorrow».

«Метрополис» - это фильм Fritz Langa, вышедший в 1927 году и ставший одним из самых популярных научно-фантастическим фильмом нашего времени. Я шел к идее озвучивания этого фильма не один год, поучаствовал во многих дискуссиях насчет того, какова роль электронной музыки в кино, и в каком случае она идет фильму на пользу и т.д. После долгих раздумий над тем, какой фильм выбрать и разговоров обо всем этом, я понял, что кто-то должен просто взять и сделать что-то конкретное. Я решил написать саундтрек к целому фильму, хотя бы ради того, что бы просто увидеть, что их этого выйдет. Я сказал себе: «Даже если у меня ничего из этого не выйдет, сама новость о том, что я пытался сделать что-то конкретное для популяризации электронной музыки, заставит «шевелиться» других продюсеров в этом направлении». Я не стал спрашивать разрешения правообладателей на озвучивание, просто несколько раз посмотрел фильм, сделал свои заметки, разделил картину на 12 частей и написал музыку для каждой. Причем для каждой части было написано по несколько вариантов звукового сопровождения, потом из них выбирались лучшие. Затем мы в студии наложили, то, что я насочинял на видеодорожку и сделали фильм. После этого я начал искать «выход» на кинокомпанию, что бы показать им результат своих трудов. Все, что я надеялся от них получить – это право показать фильм другим людям. И у меня получилось. Я нашел кого-то, кто знал кого-то, кто знал кого-то, кто работает в компании. К счастью, последний был достаточно молод, что бы знать, что я представляю из себя как DJ. И компания дала согласие. Они разрешили мне демонстрировать фильм в образовательных целях, в качестве примера того, как может выглядеть этот фильм, наделенный другим, например, «электронным» саундтреком. Вот так и появился этот проект, вот так я сделал это.

Мы благодарим Jeff Mills за уделенное время. Отдельное спасибо музыкальной академии Red Bull, в частности RBMAradio, без чьей поддержки сегодняшний эфир попросту не состоялся бы.

Часовую беседу в оригинале можно послушать здесь

Comments

  •  
    Technol  7 February 2013 19:51 #
    Очень даже интересно. Спасибо огромное!
  •  
    DedMazay  29 July 2010 21:28 #
    " я слышал Ленина..." к сожалению не многие переваривают такое. Не многих интересует история, культура, смысл техно музик. А жаль. Спасибо, Вадим. Очень порадовал!
  •  
    Lehay  15 July 2010 10:28 #
    Ха-Ха. Старик Джефф играл Чаку Хан, Билли Оушена и Милли Ванилли! Кто бы мог подумать!
    •  
      Вадим Кассе  15 July 2010 11:16 #
      уверен, что он и сейчас с легкостью сыграет такую музыку, долой стереотипы
  •  
    Igor Kaspro  24 June 2010 15:18 #
    Интересное интервью
  •  
    baJlaToBa  20 June 2010 14:19 #
    КЛАССНОЕ техно Smile
    зачет тебе +1
Please, register (it is quick and easy!) or sign in, to leave comments and do much more fun stuff.
Listen more