Blog

ПАБЛО ЭСКОБАР

Пабло Эмилио Эскобар Гавирия (Pablo Emilio Escobar Gaviria) – знаменитый наркобарон из Колумбии. Он считается одним из самых жестоких, самых кровожадных преступников в двадцатом веке. И это касается не только Колумбии, и не только Латинской Америки – это касается всего мира. 

Пабло Эмилио Эскобар Гавирия родился первого декабря в 1949-ом году, а умер он второго декабря в 1993-ем году. По его приказам было уничтожено множество людей, среди них судьи, полицейские, прокуроры и журналисты. Он уничтожал все то, что ему мешает и не задумывался о последствиях для других. В то же время популярность его среди бедняков и молодых людей была достаточно велика. Но он не был беден. В его собственность входили виллы, яхты и множество других дорогих движимых и недвижимых вещей. Состояние Пабло Эмилио Эскобара Гавирии оценивалось в девять миллиардов долларов. Конечно же, деньги эти не были нажиты честным путем. Ведь он был наркобароном.

Появившись на свет недалеко от Медельина (Medellín), довольно крупного города в Колумбии, Пабло Эмилио Эскобар Гавирия стал третьим ребенком в семье. Никакого достатка семья его не имела. Отец Пабло был обыкновенным крестьянином, а мать простой домохозяйкой.

Еще мальчиком Пабло слушал разные истории про смелых и сильных бандитов, как и многие ребята его возраста. В этих историях рассказывали о том, как сильные мужчины грабили богатых и жадных, а после помогали беднякам. Эти истории так нравились мальчику, они так вдохновляли его, что он решил стать когда-то именно таким сильным мужчиной.

Но детские мечты порой оборачиваются против нас самих. И кто знает, кем бы стал Пабло Эмилио Эскобар Гавирия, если бы в детстве не слушал подобных историй и не мечтал стать бандитом.

В школе Пабло учился среди бедных детей и полностью прочувствовал на себе отношение к беднякам. В 1961-ом году семья Пабло переезжает в город Энвигадо, недалеко от Медельина. Там он стал учиться в местной школе, и там же, когда парню исполнилось шестнадцать лет, он подсел на марихуану. Конечно же, из школы Пабло сразу же выгнали.

Когда шестнадцатилетний подросток остается на улицы без особого занятия, он становится заложником своей свободы. В таком возрасте личность человека еще не сформирована до конца, и если общество отворачивается от него – он отворачивается от общества. Так получилось и с Пабло Эмилио Эскобаром Гавирия. Бедные кварталы крупного города Медельина ждали его. Здесь парень проводил массу времени с такими же бедняками, каковым и являлся. Пабло Эмилио Эскобар Гавирия тогда еще не задумывался о своем окружении, но уже тогда его окружали преступники.

Пабло Эмилио Эскобар Гавирия пошел против системы, а возможно, просто по другой системе. Первыми его преступлениями были кражи надгробий с кладбища. Он, вместе с другими грабителями, стирал с надгробий надписи, и вновь продавал их. С одной стороны – это было ужасно. Но с другой стороны, система сама заставила Пабло Эскобара идти этим путем, отказавшись от него – ведь его выгнали из школы, как делали и с многими другими проблемными детьми. Системе не нужны были их проблемы, она не хотела их решать.

Но уже очень скоро Пабло Эмилио Эскобар Гавирия создал свою собственную преступную группировку, и занялся другим делом. Они крали дорогие автомобили и продавали их на запчасти. Но это было всего лишь начало. Пабло Эскобар пошел дальше – он стал предлагать владельцам дорогих авто услуги по защите их машин. Тут все было просто – кто не платил Пабло, лишался своего автомобиля.

Время шло, и Пабло Эмилио Эскобар Гавирия становился взрослее. Его авторитет в глазах многих бедняков и одногодок с каждым днем, с каждым годом был все больше и больше. Так что к двадцать первому году его банда разрослась не на шутку.

После того, как Пабло освоился с угонами автомобилей, он решил расширить свои дела. Банда стала заниматься кражей людей.

Важное событие для «карьеры», если так можно сказать, Пабло Эмилио Эскобара Гавирии произошло в 1971-ом году. Именно тогда он украл Диего Эчеварио – промышленника из Колумбии. Бедная часть населения Медельина ненавидела этого богатого человека. Пабло Эмилио Эскобар Гавирия долго пытал его, и наконец, убил. Бедняки были безумно рады и благодарны Пабло. Они стали называть Пабло Эскобара «Эль-Доктор».

Пабло Эмилио Эскобар Гавирия понимал, что хорошее отношение бедных слоев Медельина очень важно для его жизни. Он занимался стройкой недорогих домов для бедных. Это должно было защитить его от властей. Пабло Эскобар должен был завоевать расположение людей. И он завоевывал его изо дня в день, становясь все более и более уважаемым и популярным.

Уже в 1972-ом году Пабло Эмилио Эскобар Гавирия считался самым «крутым» преступником в Медельине. Но этим он и не собирался ограничиваться.

В семидесятых годах Пабло Эскобар начал разворачивать свой наркобизнес. У него не было никаких ограничений, так как все свои проблемы Пабло Эскобар решал при помощи убийства и шантажа. Покупая кокаин прямо у производителя, Пабло Эскобар продавал его контрабандным организациям. Спрос на кокаин был, так как именно в семидесятые годы в Соединенных Штатах Америки он стал весьма популярен. Марихуана утратила свой вес, считаясь легким наркотиком.

Постепенно, шаг за шагом Пабло Эскобар продвигался в новом, кокаиновом бизнесе. И он добился в этом деле колоссального успеха став основным поставщиком кокаина в Колумбии.

Но Пабло Эскобар не остановился только на Колумбии. Теперь его интересовали большие масштабы, и постепенно его наркобизнес разросся на всю Южную Америку. Если в начала он перепродавал кокаин контрабандным организациям, то уже потом Пабло Эскобар сам стал провозить кокаин на территорию Соединенных Штатов Америки. Он делал это через Багамы. Все наркодельцы Колумбии платили Пабло Эскобару пошлину при вывозе товара – тридцать пять процентов. При этом Пабло Эскобар доставлял их товар туда, куда было необходимо.

Были у Пабло Эскобара и свои специальные лаборатории для создания кокаина. Они располагались не в городах, а в густых джунглях. Так что вся Колумбия находилась в его власти – и обустроенная, и дикая.

Итак, в 1977-ом году Пабло Эскобар вместе с тремя крупными наркокартелями создали то, что вошло в историю наркомафии как мощнейшая структура по распространению наркотиков. Он создал Медельинский кокаиновый картель.

Медельинский кокаиновый картель работал, как говорится, на широкую ногу. Он использовал для перевозки наркотиков не то, что самолеты – подводные лодки! Пабло Эскобар был лидером Медельинского картеля и следует отметить, что он был сильнейшим лидером. Как и раньше, все преграды, возникающие у него на пути, Пабло Эскобар уничтожал. Но и подкупом и шантажом он не брезговал.

Медельинский картель все разрастался и разрастался, и в 1979-ом году восемьдесят процентов кокаина в Соединенных Штатах Америки поставлялись именно этим наркокартелем.

Пабло Эскобар помнил и о других, не менее важных вещах. Будучи несметно богатым человеком, он стал более активно помогать людям. Пабло Эскобар строил новые стадионы, прокладывал новые дороги. Но самое главное – он строил дома для бедных, и делал это совершенно бесплатно. Пабло Эскобар считал, что делает нечто благородное. Как в тех историях про сильных мужчин, которые он слушал в детстве. И возможно, он был отчасти прав. Ведь в мире существует масса богатых людей, которые заработали свои деньги той же кровью, но совершенно ничего для бедных не делают, и никогда делать не собирались.

Но был у его благотворительности и другой подтекст. Пабло Эскобар искал пути к легальной власти. В 1982-ом году Пабло Эскобар стал заместителем членов Конгресса Колумбии. И это было только начало его политической карьеры. Он метил куда выше.

Правда, то, что Пабло Эскобар стал богатым, и то, что он был заместителем конгрессменов, никак не повлияло на его популярность за пределами Медельина. Хотя в то время о нем знала не только Колумбия, но уже и вся Латинская Америка – другие города Колумбии слышали о Пабло Эскобаре как про подозрительную и скользкую личность напрямую связанную с кокаином.

То, что Пабло Эскобар был главой Медельинского картеля, скорее мешало, чем помогало в политике. Его конкуренты открыто заявляли про связь Пабло Эскобара с накробизнесом, и осуждали это.

Пабло Эскобар хотел стать президентом Колумбии и участвовал в предвыборной гонке. Но политики не хотели, чтобы кровавые деньги помогали ему выиграть выборы. Кто знает, быть может, они боялись его славы. Но в 1984-ом году Пабло Эскобара исключили из Конгресса Колумбии. Ушел он благодаря стараниям министра юстиций Родриго Лара Бонии, которому Пабло Эскобар жестоко отомстил. Он стал первым, кто убил такого высокопоставленного политика, причем, очень жестоко – очередью из автомата в голову, когда, тот проезжал в своей машине. Ничего удивительного, ведь жестокость Пабло Эскобара никогда не имела границ.

Пабло Эскобар хоть и не стал президентом Колумбии, но имел колоссальное влияние на жизнь в этой стране. Но когда в Соединенных Штатах Америки к власти пришел Рональдо Рейган, Пабло Эскобару и его бизнесу стала угрожать опасность. Ведь Рональдо Рейган сделал борьбу с наркотиками мировой. Соединенные Штаты Америки и Колумбия подписали документ, по которому Колумбия обязалась выдать Соединенным Штатам всех своих наркобаронов, что переправляют кокаин в США.

Зачем Соединенным Штатам понадобились колумбийские наркобароны? Все просто – наркобарон, который попадал в тюрьму Колумбии, хотя и был за решеткой, но не переставал руководить своим наркокартелем. Помимо этого, все наркобароны попадавшие в тюрьмы в Колумбии рано или поздно выкупали свою свободу. Штатам это не было выгодно.

Пабло Эскобар отреагировал на подобное соглашение незамедлительно – он собрал банду головорезов, под название «Лос Экстрадитаблес». Каждый раз, когда Колумбия выдавала США очередного наркобарона, «Лос Экстрадитаблес» нападали на колумбийских чиновников или полицейских. Это был «мах на мах».

Борьба Пабло Эскобара продолжалась и дальше. Он объединил между собой почти, что всех наркодельцов Колумбии и провернул поистине потрясающую операцию. Наняв левых партизанов, Пабло Эскобар отправил их на захват Дворца Правосудия. И они захватили это здание. Оказавшись внутри, левые партизаны не собирались ничего требовать от людей, находящихся там. Они просто напросто стали стрелять во все стороны. Это было в самом центре Боготы.

Люди Пабло Эскобара удерживали Дворец Правосудия в своих руках и вершили там свое правосудие. Огромное количество документов, что касались экстрадиции преступников в США, уничтожили. Правительство не придумало ничего лучше, чем ввести в Боготу армию с танками, штурмовые вертолеты и полицию. Дворец Правосудия взяли штурмом. При этом погибло около сотни человек, причем, среди них были одиннадцать судей, из двадцати четырех.

Спустя один год после этого кровавого события, казалось, что Колумбия сдалась – правительство отменило экстрадицию в США наркобаронов. Но это была мнимая победа.

С приходом к власти нового президента, Версилио Барко, наложили вето на эту отмену. И уже в 1987-ом году Колумбия выдала Соединенным Штатам самого близкого человека и помощника Пабло Эскобара – Карлоса Лейдеру.

Пабло Эскобар прятался по всей Колумбии. Но отчего-то ему в голову пришла мысль сдаться властям. Правда, он хотел сдаться не просто так, а с некой выгодой для себя. Пабло Эскобар потребовал у властей Колумбии, чтобы они не сдавали его Штатам. Лишь тогда он был согласен добровольно прийти под арест и сесть в тюрьму. Но Колумбия не согласилась на такое предложение. Охота на Пабло Эскобара продолжалась.

Пабло Эскобар же отвечал на все подобные действия правительства одинаково – новыми убийствами. Члены правительства продолжали гибнуть один за другим. А перед президентскими выборами Пабло Эскобар и вовсе утратил все «тормоза» в своих террорах. Каждый день гибли десятки людей. А как-то раз Пабло Эскобар приказал подорвать самолет, на котором должен был лететь будущий президент Сезар Гавирия (César Gaviria). Самолет подорвали, но он так в него и не сел. Выходит – больше сотни людей погибло зря.

В Колумбии словно была настоящая война – взрывы, осады, рейды. Люди гибли то там, то здесь. Полиция прикрывала лаборатории Пабло Эскобара одну за другой.

Пабло Эскобар был королем в Колумбии, мы же помним, что он помогал бедным. В свою очередь бедняки помогали емо – при готовящихся крупномасштабных операциях Пабло Эскобара предупреждали все, кто считал его дело благородным.

Забавная история произошла однажды с Пабло Эскобаром и правительством Колумбии. Он, из добрых побуждений предложил выплатить весь внешний долг государства Колумбия. Представьте себе, какая крупная это сумма денег. И такая сумма денег у него была. В замен на это он хотел ни много ни мало – легализировать выращивание коки. С одной стороны – почему бы и нет? Наркобизнес все равно существует в том, или в ином виде. Так почему бы государству, где он стоит на широкую ногу, не сделать его легальным? Ведь это все равно есть, огромные деньги тратятся на борьбу с ним, тысячи людей гибнут. Почему бы не легализировать то, что и так распространено? Соединенные Штаты Америки заявили, что если Колумбия сделает подобный шаг – они введут в страну свои войска. Конечно же, ведь кокаином травили именно американскую молодежь. Колумбия отказалась от предложения Пабло Эскобара. И, наверное, это было правильное и гуманное решение. Теперь осталось запретить торговать водкой и сигаретами, чтобы сделать всех нас здоровее и лучше. Но этого, почему-то, никто не делает.

Уже в 1990-ом году Пабло Эскобар стал так известен в Колумбии, что его знали и по имени и в лицо. Более того – он потрясал весь мир своими преступлениями. Колумбийское правительство создало особую группировку для поимки Пабло Эскобара. Это были лучшие ребята из полиции, армии, прокуратуры и спецслужб. Охота на Пабло Эскобара продолжалась.

Конечно же, создание подобной группировки просто не могло не дать никаких результатов. Время от времени кто-то из ближайшего окружения Пабло Эскобара попадался в руки к этим ребятам.

В свою очередь, Пабло Эскобар заботился о своем благополучие и надеялся найти способ надавить на правительство Колумбии. Он воровал богатейших людей страны, с одной лишь целью – заставить их надавить на колумбийское правление, чтобы они раз и навсегда оставили его в покое.

И случилось чудо. Правительство пошло навстречу Пабло Эскобару. Собственно, у правительства и не было другого выбора. Экстрадиция в Соединенные Штаты Америки для Пабло Эскобара была отменена.

Но и Пабло Эскобар пошел навстречу правительству. Он построил специальную тюрьму «Ла Катедраль» и сдался властям. Эта тюрьма находилась в горах, и совсем не была похожей на обыкновенную тюрьму. В «Ла Катедраль» построили бассейн, джакузи, сауну, также на территории тюрьмы было настоящее поле для игры в футбол и даже дискотека.

Правда, его признание в своих «грехах» не было столь откровенным, как могло бы быть. Но даже за это правительство больше не «копало» под Пабло Эскобара. Его посадили только за то, в чем он чистосердечно признался – не более. Остальное словно забыли.

Пребывание в «Ла Катедраль» для Пабло Эскобара не было столь трудным. Он не испытывал в этом месте особого одиночества, как многие заключенные в других тюрьмах. У него нередко было много гостей.

В чем был смысл такого заключения понять сложно. Так как на самом деле Пабло Эскобар был на свободе. Он мог уходить из своей собственной тюрьмы, когда пожелает, но не злоупотреблял этим. И в то же время, Пабло Эскобар продолжал руководить своим наркокартелем.

Мнимое заключение все же закончилось, когда Пабло Эскобар перешел черту – он убил на территории своей тюрьмы несколько предателей из своего окружения. После этого случая президент Колумбии приказал перевезти Пабло Эскобара из «Ла Катедраль» в более надежное место. Ему грозило настоящее заключение. Но Пабло Эскобар узнал про это и просто напросто сбежал.

После этого правительство Колумбии и Соединенных Штатов Америки раз и навсегда приняло для себя решение, не вступать ни в какие сделки с Пабло Эскобаром. Более того, они решили, что поймав его, самым разумным будет, случайно убить прямо на месте. Убив Пабло Эскобара, они рассчитывали уничтожить Медельинский картель.

Пабло Эскобар почувствовал в это время всю тяжесть своего положения. Был 1992-ой год. Он так и продолжал оставаться богатейшим человеком, но сторонники и соратники постепенно начали отворачиваться от него. Пабло Эскобар скрывался, и чем дальше, тем сложнее ему это удавалось.

Наверное, самую большую свою ошибку Пабло Эскобар совершил в 1993-ем году. Если раньше он старался помогать бедным людям, или хотя бы делал вид, что хочет им помочь, теперь все пошло наоборот. Пабло Эскобар приказал подложить бомбу в один из авто находящихся недалеко от книжного в Боготе. На улице, да и в самом магазине было полно народу, здесь находились и дети. Бомба была очень мощной. Зачем Пабло Эскобар сделал это – непонятно. Но погибло больше двадцати человек, а тяжелые увечья получило более семидесяти людей. Среди них были как взрослые, так и дети.

Люди встали против Пабло Эскобара. Обыкновенные граждане из Колумбии создали специальную организацию под названием «Лос Пепес». Название имело смысл – «Люди, что пострадали от Пабло Эскобара». Неудивительно, что за все время его «карьеры» подобных людей собралось немало.

«Лос Пепес» не преследовали самого Пабло Эскобара. Они преследовали его семью и близких людей. Взрывали бомбы, пытались убить, и этим постоянно держали Пабло Эскобара в напряжении. Теперь кроме правительства у него были еще и другие враги.

У Пабло Эскобара была семья – жена, мать и двое детей. Дети Пабло Эскобара – дочь и сын – позже рассказывали, что однажды, когда отец скрывался с ними от властей, они спали под открытым небом. Ночь была холодной, и Пабло Эскобар, для того, чтобы согреть свою родную дочку сжег более одного миллиона долларов наличными. Этот случай показывает его жизненные ценности как нельзя лучше. Семья значила для Пабло Эскобара очень многое. Поэтому, когда его самых любимых и близких людей стали преследовать, он действительно переживал. Ведь теперь им приходилось скрываться, как и ему.

Семья Пабло Эскобара попыталась выехать из Колумбии в Германию. Но власти Германии не дали разрешение на въезд, и они вернулись обратно. Власти Колумбии поселили их в отеле.

Итак, мы приближаемся к тому моменту, когда карьера Пабло Эскобара оборвалась. Первого декабря в 1993-ем году Пабло Эскобару исполнилось сорок четыре года. Он время от времени звонил своим близким, по которым безумно скучал. Но не говорил с ними дольше определенного времени, так как их телефоны прослушивались – власти могли вычислить его местоположение. Он прекрасно знал про это и не попадал на крючок. Его беседа со своими родными не была дольше двух минут никогда. Но что-то случилось второго декабря. По какой-то непонятной для всех причине Пабло Эскобар говорил со своим сыном целых пять минут. Этого было более, чем достаточно для определения места где он находится.

Его убили при попытке к бегству выстрелом в голову. В принципе, правительство так и хотело – убрать Пабло Эскобара, а не садить его в тюрьму. Но почему Пабло Эскобар так легко сдался властям, до сих пор остается загадкой. Некоторые считают, что убили не настоящего Пабло Эскобара, а его двойника. Как же все было на самом деле неизвестно. Но полиция Колумбии до сих пор разыскивает этого знаменитого человека. С его смертью Медельинский картель распался, уступив место своим конкурентам. Так что была ли это победа для правительства Колумбии – вопрос спорный. Они заглушили одного, на место, которого пришел другой. И борьба эта идет уже многие-многие годы. Быть может, все же стоило задуматься о предложении Пабло Эскобара легализовать выращивание коки, и взять под свой контроль весь рынок наркотиков?...

Интересно, что хотя в детстве сам Пабло Эскобар баловался марихуаной, он не употреблял кокаина, как и вся его семья.

Planet Funk - Under The Rain
0 ▲
16 April 2011 4:05
no comments

The club "Studio 54"


Необходимость породила «Studio 54». Красота и известность приносят деньги. Деньги приумножают достаток. Достаток благоприятствует снисходительности. Снисходительность требует защиты. Защита ограничивает и отдаляет. Ограниченность и отдаленность наводят тоску. Тоска подталкивает к экспериментированию. В результате экспериментирования получается многообразие. Многообразие дает красоту. Красота необходима.


Какая атмосфера царила в “Studio 54”?
В “Studio 54” приоритеты были расставлены иначе чем в других клубах: деньги, известность и невероятная индивидуальность. Главным была отнюдь не музыка, звучавшая внутри, а гламур. Это был «дом» не только всех богатых и известных модников Запада, но и Меккой диско-культуры, пышным кокаиновым царством культурного авангарда 70-х. Здесь не только танцевали, трахались и принимали наркотики. Здесь происходило мировое общественное движение, несомненно и навсегда изменившее облик культуры.

Это был клуб, где многочисленные знаменитости могли себя чувствовать абсолютно комфортно и где бы их не доставали назойливые поклонники. Известно, что в этот клуб много раз абсолютно голой приходила известная певица Грейс Джонс (Grace Jones), Бъянка Джаггер, отмечая свое девятнадцатилетие, приезжала верхом на прекрасной белой лошади, многочисленные модельеры предавались плотским утехам, а Лиз Тэйлор позировала фотографам, положив кое-что себе на язык. Здесь в очереди в бар могли соседствовать Сталлоне и Джон Траволта, а молодой Майкл Джексон комфортно себя чувствовал в компании Энди Уорхолла и Вуди Аллена. Это был клуб, где царили деньги, секс и кокаин.
0001k52s0001stsp
Как вспоминает ди-джей Ники Сиано (Nicky Siano): «Клуб сильно отличался от остальных клубов. Тут главное было, как ты выглядишь, какие наркотики ты употребляешь, какой ты сексуальной ориентации, наконец. Это было место сбора очень эгоцентричных людей».
“Понимаете, Studio 54 был, скорее, похож на красивый фильм, чем на простой клуб, куда люди ходят танцевать. Это был первый клуб, где можно было бы увидеть раскрашенных серебряной краской, полностью голых, людей. Там разговаривали о чем угодно, но только не о музыке”, — говорит Дэнни Тенаглия (Danny Tenaglia).
0001q47r0001rtse
«Ты мог прийти голый, принять наркоты, потрахаться в задницу с гостями. «Студия 54» была помесью фильмов Диснея и логова Сатаны, — говорит один из бывших официантов клуба Лени Мьесторм (Lenny Miestorm). – Правда, охранникам велели присматривать за официантами и барменами, записывать сколько и каких наркотиков они принимают, с кем и когда спят и уходят. Я не был откровенным плохишом, хоть и повеселился в те годы на славу».
0001tard0001wxyx0001xckd0001yh3d
Как можно было попасть внутрь?
У «Студии 54» был крайне жесткий фэйс-контоль. Стив и Ян хотели видеть в своем клубе особый микс избранных людей. Попасть сюда было практически невозможно. Порой в «Студию 54» не пускали даже наиболее пафосных знаменитостей Нью-Йорка, если они каким-либо образом не соответствовали требованиям владельцев клуба.

Шер была шокирована, когда ей не разрешили войти в этот сверкающий центр ночной жизни Манхэттена. «Но я же ШЕР!» — воскликнула она. И тут же получила ответ охранника: «Я знаю, кто вы».

Стив ежедневно инструктировал своих «секьюрити», чтобы каждый вечер здесь собирались только особые люди. Для Стива не имело значение, насколько ты известен или богат, ему просто требовалась избранная, специфическая аудитория, лицо которой определяла каждая конкретная вечеринка. Стоявший на дверях Марк Бенек (Marc Benecke), в какой-то момент стал более известен гостям клуба, нежели сами Стив и Ян.

Очевидцы рассказывают, что Марк был воплощением зла и мечты для многих. Порой он отказывал тебе во входе только потому, что ему не нравилась твоя футболка, макияж или партнер. Люди переодевались прямо на улице перед клубом, чтобы угодить Марку и попасть внутрь.

Один из завсегдатаев «Студии» (Майк из Бруклина) делится своими воспоминаниями: «Вы не поверите, чего только люди не делали ради того, чтобы попасть за бархатные веревки праматери всех клубов: женщины предлагали свои тела, мужчины — своих женщин. Как в кошмарном сне, машина взлетала на тротуар, чтобы разогнать охрану, а женщина готова была раздеться догола, чтобы ей разрешили зайти (она-таки разделась и зашла)... Предлагались многотысячные взятки, но это, как правило, не работало! Прямо с порога вы попадали в эпицентр вечеринок всего мира! Даже просто поднявшись на балкон и глядя сверху на это действо — свет, танцующих, осыпаемых чем-то сверху, — вы получали незабываемый и абсолютно натуральный кайф. Молодые и старые, черные и белые, гомосексуалисты, гетеросексуалы, бисексуалы, транссексуалы, трансвеститы, знаменитости и простые люди — было уже неважно. Воспоминаний в моей голове хватит не на один том энциклопедии...».
2hci0i000020h94

Были случаи, когда отдельные клабберы забирались на крышу «Студии» и пытались проникнуть внутрь через вентиляционные шахты.

«Фэйс-контроль сделал этот клуб популярным, – говорит Паоло Миранда. – Каждую ночь здесь создавали «салат» из особых ингредиентов».

Кого можно было встрелить в клубе?
В «Студию» наведывались: Энди Уорхол, Даяна Росс, Лайза Минелли, Майкл Джексон, Элизабет Тейлор, Кельвин Кляйн, Уоррен Битти, Мик Джаггер, Сальвадор Дали, Мадонна и Элтон Джон. И все они так же проходили фэйс-контроль и толпились со всей остальной публикой на улице.

«Все знаменитости вели себя как лапочки, – вспоминает Паоло Миранда. – Пожалуй, кроме Сильвестра Сталлоне. Он постоянно выебывался, приходил с тучей охранников, у которых на задницах было вышито «Рокки», и не желал, чтобы кто-то его беспокоил. Элтон Джон постоянно клеился к официантам, а Марго Хемингуэй подарила мне своё пластиковое сердце на День Святого Валентина. Я танцевал с Валери Харпер – она милашка.
54_vip_desc

Я видел, как дочь одного очень крупного политика (имя называть не стану) с фееричным шорохом нюхала кокаин. Я подумал тогда: «Блядь, будь у меня сейчас камера, я бы сделал себе миллионы долларов».

Лайза Минелли поджала меня в раздевалке для обслуживающего персонала и сказала, что однажды, когда она ехала в лимузине на концерт в Мэдисон Сквер Гардене и пила шампанское, по радио вдруг включили диско-версию песни «Somewhere Over the Rainbow». Она сказала мне, что это невероятно завело её, она бросила бокал с шампанским в окно лимузина и поняла, как сильно люди любят её мать. Она так и проплакала всю дорогу до концерта».

Интерьер
Клуб был огромен – приблизительно 100×80 метров. Внутри была танцевальная площадка, балкон, где размещались столики для гостей, обтянутые серебряной тканью диваны по периметру танцпола, зеркальный, инкрустированный бриллиантами бар, мостик в «поднебесье» клуба, переплетения проводов, света, колонок и прочей дорогостоящей, лучшей по тем временам аппаратуры. «Студия» явилась воистину гигантским и роскошным организмом. На третьем этаже располагалась Резиновая Комната с баром в стиле Хай-Тек и кусками каучука на стенах. Именно здесь нью-йоркская богема будет совокупляться, лизать, сосать, нюхать и глотать над головами тысяч танцующих людей.
0001z6pc00021w9z

Комната «V.I.P.» находилась в подвале клуба. «В этой комнате постоянно менялись декорации, лучшие художники развешивали здесь свои картины, — рассказывает главный официант заведения Паоло Миранда (Paolo Miranda). – Особо мне запомнился «пинбол» Элтона Джона, белые пластмассовые стулья, и постоянные вечеринки, которые устраивала тут «Студия» для всяких знаменитостей…».
00028h10

Каким был Стивен?
Рубелл жил на 55-й Вест Стрит. Спальня Стива была черной. «Даже окна были покрашены в черный цвет, поскольку он приходил домой в шесть часов утра и отоспаться мог только днем. Ванная и туалет были покрыты золотой фольгой, а кухня была вся из зеркал: потолок, пол, стены — все».

В жилой комнате по обе стороны кирпичного камина находились книжные полки. Отодвинув их, можно было увидеть еще несколько скрытых полочек. Когда-то там хранились бухгалтерские книги, газетные вырезки, статьи о «Studio 54» и деньги.

«Однажды Стив пригласил к себе Энди Уорхола, — вспоминает Хамилтон. — Вывалил ему гору наличных на столе и оставил одного на пару часиков, чтобы тот мог поиграться с деньгами. Он знал, как это порадует Энди».

По словам племянника покойного короля диско Джейсона Рубелла, владельца отеля Greenview в Майами: «Стив знал, как сделать так, чтобы вам было хорошо. Всегда. Если он был под кайфом, то это передавалось и вам. Если ему было хорошо, хорошо становилось и вам».

Смерть Стива Рубелла стала неожиданностью для старой «студийной» тусовки. За пару месяцев до своей смерти он рассказал следующую историю: «Я спускался по Пятой Авеню и вдруг увидел всех этих людей, знакомых мне по «Studio 54». Они выходили из церкви. Их было очень много. Те же люди. Я их знал. Затем я посмотрел на объявление, висевшее на дверях церкви… Оказалось, там проходила встреча общества АА (анонимных алкоголиков)».


Почему пришел конец?

Нельзя назвать какую-то одну конкретную причину: почему же в конце концов в 1986-м клуб «Studio 54» был закрыт. Флейчмэн купил клуб, Ян и Стив после выхода из тюрьмы стали консультантами. Но мода на диско подходила к концу. СПИД был объявлен чумой двадцатого века, секс стал опасным. Тень легла на этот клуб, после того как Стив и Ян попали в тюрьму. Дверной отбор был ослаблен: во времена Флейчмэна в клубе собирался уже другой контингент. В конце концов «Studio 54» перестал быть местом, где «надо было показаться». Через четыре года после покупки Флейчмэном клуб закрылся.
00023qt6
Шрагер вспоминает: «На танцполе творилось безумие, музыка вибрировала по всей комнате, ошеломляющие световые эффекты, секс в туалетах — все это, так сказать, имело место быть. И хотя Эддисон старался впускать исключительно геев, у него ничего не получалось... Я помню, как однажды видел там Бьянку Джаггер. The Rolling Stones устроили там свою вечеринку во время турне в 1975 году. Достаточно было одного Мика Джаггера или Энди Уорхола. Когда Энди Уорхол приходил в клуб, это было что-то вроде знака качества». «Возникало чувство, что ты каждый вечер идешь в новое место, — говорит Кевин Хейли (бывшая модель, а теперь голливудский декоратор). — Для каждой вечеринки они меняли интерьер. В ночь Халлоуин, проходя через скат в фойе и заглянув в маленькие кабинки, вы могли увидеть как в одной из них семья карликов ест традиционный обед. Это был какой-то бесконечный непрерывный праздник. В те времена казалось, что чувства вины просто не существует. Декаденс, кокаин были чем-то позитивным. Не было никаких побочных эффектов. Или нам так казалось...».

Покойная мать бывшего президента США Джимми Картера, Лиллиан, была в «Studio 54» лишь однажды, но после этого сказала бессмертные слова: «Я не знаю, что это было — ад или рай... Но это было абсолютно бесподобно!» Вспоминает очевидец: «Это были лучшие времена. На рубеже 70-80-х «Studio 54» было местом, где мечты становились реальностью. Это действительно было волшебное место. Я ходил туда три раза в неделю, чтобы расслабиться и принять все, что мой мозг и тело могли принять. Через сестру моей девушки я подружился со Стивом Рубеллом. Он был именно настолько ненормальным и сумасшедшим, как о нем и рассказывают. Мне кажется, что сейчас я бы уже не выдержал всех тех наркотиков и эксцессов. Тогда это было нормально, но, как мне кажется, когда взрослеешь, реальный мир начинает тебя поглощать. Семьи, карьеры, ответственность накладывают свой отпечаток. Но я должен сказать… я бы все это проделал еще раз».
00027rzw00025htx

Mark Knight & Wolfgang Gartner - Conscindo
3 ▲
16 June 2010 14:09
no comments

Клубу Ministry Of Sound угрожают девелоперы.

Самый знаменитый ночной клуб в мире, обросший проектами, и потому считающийся самым успешным танцевальным брендом, попал под колеса административной машины, угрожающей ночному развлекательному заведению закрытием, по причине застройки соседней земли жилыми зданиями и офисами.

Помимо двухста вечеринок в год с более чем тремястами тысячами посетителей здание, где находится ночной клуб, вмещает еще и штаб-квартиру крупной компании с ее многочисленными департаментами (лейбл, мерчендайзинг, радиостанция, бухгалтерия, дирекция и все остальные). То есть подобный городской проект грозит лишь ночному клубу, если напротив него вырастут жилые здания, лицензия Ministry Of Sound имеет все шансы быть отозванной.

Ночные клубы приходят и уходят, как выразился председатель девелоперской компании Oakmayne, фигурирующей в деле. Руководство компании Mos пребывает пока в состоянии неопределенности. "Ministry of Sound не просто какой-то там клуб, - говорит президент Лохан Пресенсер, - это самый знаменитый клуб в мире и сердце всей развлекательной индустрии. Эти девелоперы очень спешат, а местным жителям не очень то это все интересно. Мы же должны сделать все, что в наших силах, чтобы спасти наш клуб и наше дело». Многие со дня на день ждут ходатайства от противников плана застройки района. Пока не известно, способны ли ответные действия изменить эти самые планы.

 

 

 

Fehrplay - Meow
1 ▲
19 February 2010 23:53
no comments

Royksopp, "what else is there" Жизненно, черт возьми

It was me on that road

But you couldn`t see me

Too many lights out, but nowhere near here

It was me on that road

Still you couldn`t see me

And then flashlights and explosions

Roads ends getting nearer

We cover distance but not together

I am the storm and I am the wonder

And the flashlights, nigthmares

And sudden explosions

I don't know what more to ask for

I was given just one wish It's about you and the sun

A morning run

The story of my maker

What have I and what I ache for

I`ve got a golden ear

I cut and I spear

And what else is there

Roads and getting nearer

We cover distance still not together

If I am the storm if I am the wonder

Will I have flashlights, nightmares

And sudden explosions

There is no room I can go and

You`ve got secrets too

I don`t know what more to ask for

Izzy Stardust Feat. Sherell McKenzie - Any Love (Scandall Sunset On Ibiza Remix)
1 ▲
17 November 2009 19:27
1 comment

Жизнь в ночных клубах.....и после..

В ночных клубах постоянно одна и та же картина. Толпы молодых девушек, совершенно не ценящих себя. Девушек, отдающихся в туалетах ночных клубов. Кто за дорожку кокоса, кто просто “по любви”. Они искренне считают, что это круто трахнуться с малознакомым (а то и вовсе не знакомым) мужиком. Считают себя продвинутыми девчонками. Своих сверстников – однокурсников держат за лохов не считая, конечно клеевых парней, которые на папиной тачке, за папины же деньги угощают их шампанским и коксом в тех-же гламурных клубах. Но всё равно, взрослые мужики круче. И вот девушка, назовём её например Дашей, ночью почикалась в туалете клуба А с Ашотом, который обещал взять её с собой летом отдохнуть, отсосала в туалете клуба Б у Васи, который угостил её дорожкой и уехала на утро с Ильдаром, который подарил ей на день рождения телефон и его другом Игорем к ним на хату, где продолжила вечер. Следующим днём Даша попадает к себе домой, где ей сообщают, что до неё всё это время дозванивался Валера, её бывший одноклассник, который давно за ней ухаживает. Валера из небогатой семьи, в крутые клубы его не пускают, да он туда и не ходит, поскольку не имеет такой финансовой возможности, ездит на метро, а не на бэхе, или гелендосе. В общем совершенно не то, что нужно Даше. Она мечтает жить красивой, богатой жизнью, хотя мама и папа на пару имеют месячный доход меньше, чем Даша тратила бы за выходные в клубах, если бы платила за всё сама! Даша кривит рожу, когда Валера таки до неё дозванивается, но все-таки идёт с ним гулять. На третьем свидании, когда в кино, Валера пытается поцеловать Дашу, она краснеет и обижается. «За кого ты меня принимаешь!» - кричит она! А тем-же вечером она снова идёт в крутые гламурные клубы, к Ашотам, Васям, и т.д. и всё повторяется вновь. В этих клубах у неё много друзей. Все мужчины хотят познакомиться с ней. Её старые школьные подружки завидуют её историям о красивой жизни и мальчикам, которые периодически заезжают за ней на дорогих иномарках. Спустя пол года, Валера таки добивается от Даши взаимности, и они начинают встречаться. Всё время Валера тратит на работу, чтобы хоть как-то обеспечить её запросы. Её же вечно что-то не устраивает. Ведь Валера не так крут, как другие её друзья в ночных клубах. Даша также продолжает тусовать в гламурных местах. Всё по-прежнему, за исключением одного. На неё всё меньше обращают внимание. Порой она слышит смешки за спиной. Некоторые из тех, к кому она ездила домой не здороваются с ней. Но её это не сильно напрягает. Всё равно она всё ещё пользуется спросом. Она верит в то, что она супер чикса и всё у неё будет, а Валера – это так, благотворительность. Так она думает, изменяя своему парню снова и снова… А Валера, рассказывает друзьям про то, какая у него хорошая, скромная девушка и как долго он её добивался.
Проходит ещё немного времени. Дашу в клубы уже пускают неохотно. У неё репутация б#яди. Этот красивый мир крутых тачек и кокаина прожевал и выплюнул её. Её Валера начинает зарабатывать всё больше и уже сам начинает где-то пропадать. Спустя ещё какое-то время они женятся, Даша рожает Валере ребёнка. Даша, прожигая жизнь в тусовках, мужиках, наркотиках и алкоголе, потеряла ту свою природную красоту и ангельский облик, которым покорила Валеру. Валера о многом стал догадываться, но при этом стал намного более состоятельным человеком. Теперь он уже ездит на крутых машинах и ходит по гламурным клубам.
Валера трахает в туалетах новых малолеток, даря им кофточки, уезжая с ними летом отдохнуть на недельку другую. С ними выезжает на пикники и к друзьям на хаты. А Даша сидит себе дома, воспитывает ребёнка и сетует на судьбу. Её бывшие школьные подружки удачно вышли замуж и прошли с мужьями всё. У них хорошие семьи. Другие подружки сделали себе карьеру, и саммит могут позволить себе всё, о чём так мечтает Даша. Всё, что остаётся у Даши – это вспоминать свою прошлую жизнь и думать, как могло бы всё удачно сложиться у неё с, … Ашотом, например....

Dim Chris feat Angie - Love Cant Get U Wrong (Dim Chris Terrassa Mix).
5 ▲
29 October 2009 18:57
16 comments

Сколько денег вы тратите на музыку в месяц?

 

 

2 ▲
6 October 2009 17:51
1 comment

История House

Все любители танцевальной музыки знают, что такое хаус. Многие даже могут сходу назвать с десяток разных ответвлений этого жанра. Но лишь некоторые знают, откуда и как появился этот стиль музыки. Специально для тех, кому интересно узнать истоки жанра.
Многие эксперты клубной музыки считают, что самый первый хаус-трек написал Jess Saunders, и называлась эта композиция "On and on tracks". Она была записана в 1984 году в Чикаго, на дешевых драм машинках производства фирмы Roland. В том же городе оказался Фрэнки Наклз (Frankie Knuckles): 
Frankie Knuckles
ди-джей, недавно переехавший из Нью-Йорка. В родном городе он работал в клубе Continental Baths вместе с Ларри Леваном. В Чикаго Фрэнки открыл клуб Warehouse. Там он играл настолько эклектичные сеты, что многие посетители этого места называли эту музыку 'warehouse music', которая скоро стала просто house music. Это была помесь соула, нью-йоркского диско и европейской электроники. В то время было очень мало людей, которые занимались написанием хаус-музыки. Самые известные музыканты: JM Silk, Parley 'Jackmaster' Funk, Adonis и Chip-E. Из лейблов же существовали всего два: это Trax (самый первый лейбл, который начал выпуск deep house) и DJ International (здесь выходила музыка с явным уклоном в garage). 
Ron Hardy
В том же Чикаго, но в другом месте, ди-джей Рон Харди (Ron Hardy), ныне покойный, играл в клубе под названием Music Box, где частым посетителем был DJ Pierre. Дома у DJ Pierre стояла дешевая басс машина, производства все той же компании Rolland. Модель эта носила название TB-303. В один прекрасный день что-то в машинке поломалось, и она начала издавать какие-то абсолютно неживые, скребущие звуки. Pierre не растерялся и записал трек "Acid tracks" (вышел на лейбле Trax). Позже он принес свой релиз Харди, и когда тот включил этот пятнадцати минутный трек в свой сет, спустя несколько минут танцпол опустел. Но так как многие в клубе находились под воздействием наркотиков, то они сразу прочувствовали весь прогресс этой вещи (кстати, сам DJ Pierre не только никогда не употреблял наркотики, но еще и не курит). 
В Детройте же писалась совсем другая музыка. Тройка крестных отцов техно - Деррик Мэй (Derrick May), Хуан Эткинс (Juan Atkins) и Кевин Саундерсон (Kevin Saunderson) писала более тяжелую (по сравнению с чикагской) музыку. В Лондоне новое звучание продвигали Noel и Maurice Watson (сейчас он резидент клуба Ministry и скрывается под псевдонимом Jazzy M). 
Поначалу англичане не очень охотно воспринимали новый тип музыки, Watson'а часто закидывали бутылками. Через некоторое время он переехал из Манчестера в Лондон, где организовывал вечеринки Delerium в клубе Heaven. Именно там родились легендарные вечеринки Дэнни Ремплинга - Shoom. 
Тем временем, в Манчестер была налажена бесперебойная поставка нового модного наркотика Экстази. Большинство людей, посещавших клубы, поняли, что хаус-музыка как нельзя лучше подходит под настроение, создаваемое экстази. В Shoom становится просто невозможно попасть. Многие ди-джеи и бизнесмены решают открыть свои собственные клубы: в этих рядах можно было заметить Пола Окенфольда (только что вернувшегося из Нью-Йорка и практиковавшегося у Ларри Левана), Стива Ли, Энди Везеролла... 
Никки Холлоуей (Nicky Holloway), Чарли Честер (Charlie Chester) и некоторые их близкие друзья отправились в 1987 году на испанский остров Ибица. Там они очень удивились тому, что ди-джеи там не в новинку, и что там есть очень популярный ди-джей Alfredo, который сводил самую разнообразную музыку - от страшноватых и приторных поп-песенок до джазовых импровизаций. Наслушавшись и вдоволь отдохнув, лондонские ди-джеи уехали обратно домой с кучей музыки, которую назвали для себя непонятным словом balearic. 
А тем временем бум вокруг экстази набирал обороты. В Манчестере начинала завоевывать популярность та самая музыка-balearic. Английские ди-джеи и музыканты немного видоизменили этот стиль, добавив в него элементы эйсид-хаус музыки. Музыка эта впервые зазвучала в легендарном (ныне закрытом) клубе Hacienda на вечеринках, которые устраивались по средам. Назывались они «Hot». Правда, просуществовали эти вечеринки недолго. На них потреблялось просто гигантское количество наркотиков. Большинство больших клубов именно поэтому и не решались устраивать у себя модные acid-house party. Но многие клабберы быстро нашли выход - они начали устраивать вечеринки в заброшенных складах на севере в Блекберне и Йоркшире, а также вокруг Лондонского северного проспекта. 
В то же самое время, в Нью-Йорке, в клубе Paradise Garage, ди-джей Ларри Леван начал поигрывать тяжелый для того времени хаус (кстати, наркотики там употребляли тоже тяжелые). Именно на этих вечеринках взросли маститые хаус ди-джеи. Впрочем, некоторые дошли до этой музыки сами. Яркий пример тому - ди-джей, продюссер и музыкант Тодд Терри (Todd Terry). 
Todd Terry
Терри до этого увлекался хип-хопом, и в самых ранних его хаус треках это ясно видно. Спустя некоторое время Тодд вместе с другим американским музыкантом и ди-джеем по прозвищу Луи Вега (Louie Vega) записали трек под псевдонимом Masters at work. Но некоторое время спустя он покинул этот коллектив, а его место занял Kenny Dope. Проект этот существует до сих пор, и является одним из самых плодовитых хаус-проектов. 
В Англии в клубе Hacienda регулярно начал выступать никому доселе не известный паренек по имени Саша (Sasha), который до этого играл в клубе Shelley's рядом с городком Сток. Именно в тот момент вошли в моду белые перчатки и светящиеся в темноте палочки. Эндрю Везеролл играл в Hacienda абсолютно новую музыку на вечеринкахпод названием Boys Own Parties, которые он же и устраивал. Именно эти вечеринки положили начало фэнзину (пресс-издания фанатов о своих кумирах) и очень известному сейчас лейблу Junior Boys Own, где позднее вышли легендарные пластинки от Эшли Бидла (из проекта X-Press 2) и группы Underworld. 
Видя, что происходит нечто невообразимое, английское правительство издает закон, носящий имя Criminal Justice Act. Закон запрещал проводить нелегальные рейвы (а легально устроить их было невозможно), и за организацию этих мероприятий вполне можно было загреметь за решетку. Спустя некоторое время группа The Prodigy напишет трек, посвященный этому закону - "Their law", а по стране прокатится волна протеста английских тусовщиков. 
Но несмотря на это, клубная жизнь продолжала бурлить. В Лидс промоутер и ди-джей Дейв Бир (Dave Beer), вместе с Элистером Куком (Alistair Cooke) и Ральфом Лоусоном (Ralph Lawson) создали Back to Basics, где начал звучать самый ранний прогрессив хаус. Самый первый трек в стиле progressive house был записан проектом Gat Decor и назывался он "Passion". Тут явно заметно balearic-влияние творчества Чарли Честера и Фила Перри. А ведь шел еще только 1992 год. На севере же Англии известный ди-джей и музыкант Джастин Робертсон (Justin Robertson) проводил вечеринки Most Excellent, где сводил ранний итальянский хаус с музыкой Fabio Paras, Perry и самыми первыми треками молодых еще Chemical Brothers (тогда известными под псевдонимом Dust Brothers). 
Наверное, благодаря этому на английской хаус сцене произошел раскол на большое количество подстилей. Америка в этом плане проявила завидный консерватизм, не дав рейв-культуре поглотить хаус-музыку. Возможно, это даже пошло на пользу этому стилю, так как начала появляться очень качественная хаус-музыка. Такие известные американские ди-джеи, как MAW, Tony Humphries, Benji Candelario и Roger Sanchez совместно с лейблами Strictly Rhythm и Nu-Groove потихоньку завоевывали себе поклонников на берегах Туманного Альбиона. 
В Лондоне Джастин Беркманн и его богатые друзья, изрядно потратившись, открыли новый клуб под названием Ministry of sound. Клуб этот был посвящен нью-йоркскому Paradise Garage. Преимущественно в нем выступали те самые американские хаус-ди-джеи, и играли garage (именно здесь зародилась мода на speed garage), funky house... 
Тем временем эйсид хаус музыка уже добралась до Германии, где проект Hardfloor записал отличный трек "Hardtrance acperience #1", а американский клуб Strictly Rhythm стал лейблом и начал выпускать треки DJ Pierre и George Morel. В соседнем Бостоне известный брейк-дансер Арманд ван Хелден оттачивал свои умения владения студийным оборудованием, результатом чего стали выход треков 'Witahdoktor' и 'Break Da Eighties'. Также очень много интересного материала поступало из Чикаго, от такого человека, как Green Velvet, который издавался на техно-лейбле Relief. Ну а тем временем никем не замеченный продавец обычного магазина устроился на приработок на дискотеку и взял себе псевдоним DJ Sneak. 
В Шотландии, в городе Глазго, главными популяризаторами эйсид-хаус музыки были клуб Sub Club и лейбл Slam. В то время лейбл Soma довольно долго не хотел выпускать пластинку “Da funk” тогда еще не известной французской группы Daft Punk. Впоследствии именно этот релиз сделает Daft Punk популярными, а миру явится целая плеяда талантливых французских хауспродюсеров – таких как Cassius, Motorbass и Super Discount. Ибица становится местом, где молодежь проводит летние каникулы, а хаус-музыка обретает популярность. 
Но некоторым это не нравилось, и они начали делать некоммерческий американский хаус. Такая музыка издавалась на лейблах Paper, Nuphonic и Glasgow Underground, а многие музыкальные журналисты взахлеб пропагандировали подобную музыку. 
В конце концов хаус раскололся на большое количество подстилей и поджанров: trance, progressive, handbag, hard house - и это далеко не полный список. Из-за этого ди-джеи начали играть музыку, рассчитанную на определенную аудиторию. В Лондоне бывший фронтмен группы Shamen - Mr.C, при помощи Terry Francis разработал новый вид хауса - tech house. И несмотря на это, хаус-музыка продолжает дробиться дальше. Многие стили умирают уже в студии, другим везет немного больше (яркий пример тому - speed garage). Что же будет дальше? Этого не знает никто, даже сами ди-джеи...

Richard Grey Vs Erick Morillo & Rose Nunez & Shawnee Taylor- 'Life Goes On'
2 ▲
17 September 2009 11:17
1 comment

Посвящено тем,кто в зазеркалье

Я могу много рассказать про нашу жизнь, да не каждый поверит. Она,как лакмусовая бумажка - достаётся не каждому...Кому то, так вообще с ацким трудом. Но, кто почувствовал её лёгкий пафосно - черничный вкус, не забудет её никогда. Она, как виски - цвета нефти. Сладковато - пританое зелье. Она попадает в тебя по капле, незаметно и навеки. Громкая музыка, которую со временем перестаёшь замечать, стробоскопы, огни лазеров, глянцывые диджеи, полные бары алкоголя, фэйс - контроль, очереди в туалетах, пафос на лицах, лексусы на стоянке - всё это, наша ночь с пятницы по понедельник. Только ночь может убить и воскресить нас вновь. Отрепитированные улыбки и правильные движения - мы играем в игры. Для нас нет любви, есть только страсть. Фотоотчёты с Geometria.ru  давно уже стали нашим семейным альбомом. Где мы все вместе, друзья и враги. Пока. На дежурную фразу при встрече "как дела?" мы уже давно отвечаем лишь милой улыбкой. Завораживающая дымка ночи скроет всё, даже ложь. Никто и не заметит, что лесть на самом деле существует. Час за часом, в ночи мы познаём потаённый смысл жизни, не всем понятный, но очень манящий. 
Изящный дым сигарет стелиться над баром. Я смотрю сквозь него и вижу в зеркальной витрине отражения несчастных людей играющих в счастье. В том числе и себя.

Medina -- You and I (DEADMAU5 mix)
1 ▲
4 September 2009 15:03
16 comments

IBIZA

Ибица стала занимать еще с открытием первых клубов в семидесятые годы, а к началу девяностых маленький остров окончательно превратился в большой гедонистический рай. Теперь он ежегодно принимает более двух миллионов туристов и по праву считается клубной столицей Европы. И именно те «супер-клубы», благодаря которым Ибица таковой стала, следует посетить в первую очередь. Конечно, помимо этих столпов, существует множество небольших заведений, но, положа руку на сердце, маленькие клубы при всех своих достоинствах редко чем друг от друга отличаются. На Ибицу едут за уникальными впечатлениями, которые могу подарить клубы большие – и речь здесь идет не только о размерах.

Пожалуй, самым знаменитым из подобных является клуб Pacha, который с года открытия (1973) перестраивался несчетное количество раз, сохраняя при этом ту атмосферу, за которую его одинаково горячо любят, как посетители, так и резиденты. Да и невозможно не полюбить это место. Приготовьтесь, едва перешагнув порог, погрузиться в мир красивых людей всех возрастов и качественной музыки на любой вкус. О публике в клубе, равно как и о потрясающей звуковой системе, ходят легенды.
Определенное настроение создает интерьер: горящие свечи в тяжелых канделябрах выглядели бы китчем в любой другой обстановке, здесь же они – уникальная дизайнерская находка. Плетеные диваны с белыми подушками в ином месте смотрелись бы убого, но здесь, вкупе с приглушенной музыкой и неярким светом, они подчеркивают особое ощущение защищенности и интимности.
Планировка клуба столь же необычна, как и интерьеры. Заблудиться в Pacha несложно. Бесконечные лестницы и переходы соединяют между собой разные танцполы: Main Dance Floor, где зажигают Deep Dish, Erick Morillo, Pete Tong и David Morales, Global Room – для неравнодушных к техно и Funky Room с мелодичных соулом, джазом и фанком. Особое впечатление производит верхняя трасса под открытым небом, которую без преувеличений можно назвать одной из самых лучших в мире чилл-аут зон.
Pacha стоит любить хотя бы за грандиозную Flower Power в стиле хипповых семидесятых с соответствующими музыкой и дресс-кодом. За диски Pure Pacha и Release Yourself с записями одноименных вечеринок, которые можно найти в музыкальных магазинах любой части света. За эти бесконечные сувениры с логотипом в виде двух вишенок.
Покидаешь клуб утром с уверенностью, что все дороги на Ибице так или иначе ведут к Pacha – не вернуться невозможно.
Примерно такие же ощущения вызывает и один из ближайших соседей - Еl Divino, название которого («Божественный») вряд ли можно назвать скромным. Впрочем, говоря о самом молодом заведении в ряду «супер» на Ибице, о скромности лучше забыть. В El Divino все шикарно, начиная от маленького кораблика, который курсирует между портом и клубом, доставляя туда посетителей, и заканчивая обивкой диванов. Публика соответствующая: El Divino пользуется популярностью среди дизайнеров, моделей, актеров и рок-звезд. Не смотреть по сторонам здесь было бы кощунством: красивые и стильные люди невольно притягивают к себе взгляды.
Правда, обо всем этом забываешь, попав, например, на Hed Kandi или Salvacion. Тут остаешься один на один с музыкой. Даже когда ноги начинают подкашиваться от усталости, заставить себя уйти с танцпола невозможно. Только когда дышать становится действительно тяжело, ты с неохотой протискиваешься через толпу людей, прокладывая себе путь к террасе. Там позволяешь себе немного отдохнуть, любуясь великолепным пейзажем, который надолго врезается в память. Черное небо сливается с водой, луна кажется неестественно круглой и желтой, а маяк невдалеке и вовсе нарисованным – этот вид стал визитной карточкой клуба.
Любая из вечеринок El Divino понравится тем, кто любит показывать себя и смотреть на других. Всем остальным понравятся уже упомянутые Hed Kandi и Salvacion, а также пятничные шоу от лондонской промо группы Miss Moneypenny’s.
Двигаясь по шоссе от столицы Ибицы до города Сан Антонио, нельзя не заметить еще один «большой» клуб. Это Amnesia, который с начала семидесятых и по сей день считается одним из лучших клубов в мире. Именно в Амнезии выступают, помимо прочих, Paul Oakenfold, Paul van Dyk и Tiesto, что само по себе уже говорит о многом.
Кроме широко известных Cream и La Troya, бурю эмоций вызовет вечеринка под названием Espuma или, более понятно, Foam Party, где посетителей сначала обливают шампанским, затем пеной и, наконец, водой. Следует сразу уточнить, что под пеной подразумевается не пара мыльных пузырей, а плотная стена пены, которая накрывает всех на танцполе с головой. Почему это вызывает столько положительных эмоций совершенно непонятно. Но факт остается фактом: в мыле, с воспаленными глазами, потерявшие где-то обувь люди радуются как дети. Хотя таксисты, которые потом развозят мокрых с ног до головы клиентов по домам и гостиницам, конечно, радуются меньше.
Почти напротив Amnesia находится Privelege, занесенный в книгу рекордов Гиннеса, как самый большой в мире клуб. Размеры действительно впечатляют: Privelege, ранее известный как Ku, одновременно вмещает до пятнадцати тысяч человек. Помимо четырех танцполов, вы сможете обнаружить несколько небольших сувенирных магазинчиков, два ресторана и потрясающую веранду под открытым небом.
Огромный бассейн клуба пользуется дурной славой, и нельзя сказать, чтобы под этим не было оснований: нередки были случаи, когда кто-то из посетителей, пораженный атмосферой и разгоряченный алкоголем, пытался искупаться там сам или «искупать» рядом танцующего. Последствия подобных выходок не всегда благоприятные – отсюда и печальная известность бассейна. Ведь то, что плавать в нем категорически запрещено еще не значит, что в разгар веселья вас туда не столкнут. Так что стоит быть аккуратнее: желание охладиться подобным способом может захватить вас в самую «горячую» ночь.

Окажись там виртуально!))

panomatics.com/nextgen/rs/mc/k…

Wolfgang Gartner - Push & Rise (Original Mix)
3 ▲
20 April 2009 21:31
no comments

КАК НАЧАТЬ КАРЬЕРУ DJ????

Что мне нужно сделать для начала???

Dido - 'Don’t Believe In Love' (Dennis Ferrer Mix).
1 ▲
1 December 2008 14:56
48 comments