Favorites

Абсолютно все звуки (включая ударные, подклады, солирующие инструменты, эффекты и прочее) синтезированы...
Zulfia`s eyes universe

Дебют в научной фантастике Never-off

 

 

                                                                                 Вселенная внутри нас… 

 

 

Глава 1

Воспоминания. Голос в голове.

 

«Пилот Говард... Пилот Говард…» Как тяжело разлепить ресницы… Свинцовая тяжесть в руках и ногах становится невыносимой, хочется кричать от безысходности, потом провал…

«Говард», - слышится  ласковый голос Марго, и от него сладкая истома пронизывает еще сонное тело. Наконец, приоткрыв глаза, он видит перед собой насмешливый взгляд своей жены. Она, наклонившись над его лицом, пытается, как можно нежнее разбудить его, и,  поддавшись этой утренней игре, он притворяется, что еще спит. Но Марго, уже за несколько лет совместной жизни, прекрасно зная все его уловки, настойчиво повторяет: «Говард, ты останешься без завтрака, если  сейчас же не встанешь». «Ну хорошо… милая!» - сказал он с притворной ленью в голосе, зевая и потягиваясь на всклокоченной постели. «Какой яркий свет, невыносимо яркий! Марго, почему так светло?». Она стояла в прозрачной тунике около окна, и на фоне этого яркого света казалась сгустком какого-то светящегося вещества. Окончательно взбодрившись, он  вскочил с кровати и схватил свою возлюбленную за талию. Вскрикнув от неожиданности и выронив стакан на пол, она повернулась и нежно обхватила  руками его плечи. «Да…, ради этого стоит жить!» - с радостью прошептал он, и закружил ее по комнате, крепко держа ее в своих сильных руках. «Странно, почему свет такой яркий?!» - снова промелькнула мысль в голове.  Она смотрела на него, не отрывая взгляд, и ее улыбка словно озаряла его… «О Боже, какое милое и прекрасное лицо!» - думал он, утопая в этом бездонном омуте ее серых глаз…

«Пилот Говард!» - прогремел голос. Он смотрел на Марго и ничего не понимал…  Вдруг ее лицо стало очень печальным, и она что-то сбивчиво говорила, но слова уже были неразличимы, - в голове вновь была лишь пронизывающая боль и странный нарастающий шум, похожий на гомон толпы людей. «Марго, что это такое, я что-то вчера выпил, что происходит?!» - говорил он, с трудом фокусируя взгляд на ее лице… «Пилот Говард! Просыпайтесь, просыпайтесь, прошу  Вас….» Лицо Марго как-то отдалилось от него и стало призрачным, затем  превратилось в легкую дымку, силуэт стал расплывчатым, постепенно растворяясь в воздухе. Эхо от ее голоса раздавалось со всех сторон, и было совершенно непонятно, что она говорит. «Марго!», - вскрикнул Говард  и вдруг увидел, что обстановка вокруг него изменилась. Его зрение, наконец-то, обрело резкость, и он был в состоянии различать предметы. Шум в голове исчез так же неожиданно, как и появился, вместе с ним ушла и тупая боль в затылке.

«Здравствуйте, пилот Говард. Наконец-то Вы пробудились! К сожалению, система еще не совершенна, но мы работаем над этим… Сейчас Вам в организм вводятся препараты, которые восстановят электролитический баланс и выведут все токсические соединения, которые образовались в результате статик-биозиса. Вы спали 34 земных года. За это время «Тристан» проделал путь в 12,6 парсек… Сейчас мы находимся в проекции созвездия Весов, в планетарной системе 14-03-761RJ. Цель вашего пробуждения,- вывод корабля на геостационарную орбиту и пилотирование грузового модуля в конечную точку прибытия. После окончательного восстановления организма, и самое главное, вашей памяти, вас введут в курс всей программы «Эклениох 7», а пока попытайтесь расслабиться и считайте до двадцати в обратном порядке. Система сканирует вашу мозговую активность и проводит электростимуляцию мышечных волокон, будет немного неприятно…» Говард чувствовал, что с ним что-то происходит, но не мог пошевелиться, - тело словно сковало льдом. «Сообщаю, что все процессы в вашем организме соответствуют четвертому уровню состояния здоровья по шкале Брэдиса… Через одну тысячу девятьсот бир вы сможете самостоятельно передвигаться. А пока вы подключены к приборам лямбдосорбции».

«Через одну тысячу…  бир?!... Где я, где моя жена, что все это…? Это сон?» - еле ворочая языком, спросил Говард, пытаясь понять, откуда раздавался этот голос. Он с трудом  поднял голову и огляделся,- это был круглый зал бело-матового цвета, затем он с некоторым удивлением обнаружил, что сам лежит в необычном, полупрозрачном кресле посредине этого зала. Оно двигалось под ним, постепенно переходя в вертикальное положение… «Вот откуда этот яркий свет!» - подумал он,- весь зал был наполнен этим светом и было непонятно, откуда он исходит, впрочем, как и голос… Тело постепенно обретало чувствительность, и Говард попытался пошевелить ногами, но понял, что пристегнут к креслу невидимыми путами.

- «Не стоит торопиться пилот Говард», - неожиданно сказал голос, - «Ваши способности к самостоятельному передвижению еще не совсем восстановлены!»

- «Можно убрать этот яркий свет, он меня немного раздражает?» - спросил Говард, постепенно приходя в себя, на что голос тут же ответил:

-  «Вы сами можете это сделать, просто подумайте, какая степень яркости вам нужна.  Кстати, вы уже можете встать».  Кресло под ним завибрировало, и мягко оттолкнув его, с  тихим жужжанием скрылось в полу. Он неуверенно сделал шаг, потом другой,- было странное ощущение,- будто заново учился ходить… «Ах да!» - вспомнил Говард – «Я хотел убрать этот яркий свет.» Через мгновение освещение уже не напрягало глаз.

- «Оно что, читает мои мысли?!» - спросил Говард, пытаясь все же понять, с кем он вел диалог все это время.

- «На «Тристане» установлены телепатические сенсоры, поэтому голос, который вы слышите, раздается в вашей голове». Это еще больше запутало его.

- «Что такое «Тристан», с кем я говорю?»  - спросил он с некоторой неуверенностью. «Я знаю, что есть подобные розыгрыши, но мне кажется, что уже довольно, и…»

- «Прошу, ничему не удивляйтесь.  Вы находитесь внутри огромного космического корабля. «Тристан»- так он называется, последний из этой серии и самый совершенный.» Говарду на мгновение показалось, что последнюю фразу голос произнес с какой-то ноткой гордости.

- «Понимаю, что у вас ко мне много вопросов, но именно вы знаете этот корабль как нельзя лучше.  Для стабильного состояния сна, перед такими длительными полетами пилоту стирают память, которую мы сейчас вам восстановим.» С тихим шипением появилось тоже самое кресло и оказалось позади Говарда. «Это очень странно, но я действительно ничего не помню... Будь, что будет!» - думал Говард, нервно потирая ладони, - «В конце-концов, если это и умелая шутка, то все равно она когда-нибудь закончится, и я снова окажусь дома с женой…» От этой мысли ему стало немного веселее. Сев в возникшее из пола то же кресло, он пытался полностью расслабиться, но все же чувствовал себя несколько напряженно. Оно тут же стало проседать под его весом, принимая форму тела и плавно переходя в горизонтальное положение. Когда кресло перестало двигаться, в воздухе, прямо перед ним, неожиданно появился странный предмет, похожий на гигантскую ракушку. Ее внешний вид был крайне неприятным и почему-то очень знакомым. «Ракушка» неумолимо приближалась к его лицу, и он с ужасом наконец разглядел, что это было живое существо. Это нечто судорожно пульсировало, и как показалось Говарду, тихо  вздыхало. На конце одного из отростков светился тусклый зеленоватый огонек. Предвосхищая вопрос, голос произнес:

 - «Это мнемокорректор, он быстро устранит все пробелы в вашей голове и добавит еще много необходимой информации».

-  «Однако, какой у него отвратительный вид» - думал он,- «А оно не сможет мне навредить?»

- «Это исключено… Смотрите на зеленый огонек» И Говард послушно уставился на отросток, излучающий ядовито-зеленый свет. «Ракушка» выросла в размерах, приблизившись настолько, что он смог в деталях рассмотреть ее. Огонек словно завораживал, и от него невозможно было оторваться.  По залу прыгали отблески зеленого марева, и Говарду было уже безразлично, что с ним будет дальше. Только тяжесть в теле и непреодолимое желание спать...

- «Ты опять какой-то странный сегодня!» Говард резко вскинул голову и увидел грустное лицо Марго. Оглядевшись, он увидел себя сидящим на плетеном диванчике около небольшого овального стола. На нем был летний твидовый костюм бежевого цвета и серые туфли. Рядом стояла хрустальная пепельница с дымящейся, только что начатой сигаретой. Марго сидела напротив него и нервно барабанила своими длинными красивыми ногтями по полированной поверхности стола. Говард, с трудом соображая, что происходит, потянулся через весь стол и взял ее за руку. Ощущение ее прохладных пальцев в своей ладони как-то немного успокоило его. И, собравшись с мыслями, он наконец-то смог выдавить из себя:

- «Послушай Маргаретт… Я сейчас был не с тобой… И даже не здесь… Понимаю, это странно звучит, но со мной что-то не так… Кажется, мне нужна помощь…» Взглянув на нее, он увидел слезинку на щеке. Эта капелька, медленно скользя по ее нежной коже,  искрилась в лучах солнечного света, который пробивался сквозь тенистые заросли за окном. «Марго! Прошу тебя…» - Говард крепче сжал ее пальцы, но она неуловимым движением высвободила свою руку и медленно поднялась со стула.

- «Я устала…» - сдавленным голосом произнесла она. «Это снова происходит с тобой… Я очень устала от всего! Микросферы  уже не действуют на тебя. Ты сильно изменился, и я не знаю, сколько смогу еще вытерпеть».  Говард тоже медленно поднялся с дивана и подошел к своей жене. В воздухе витал терпкий запах ее духов, и еще этот неповторимый аромат ее тела, который заставлял терять контроль над собой.  Говард обнял ее за плечи и наклонился, что бы поцеловать в шею, но Марго мягко отстранилась от него и пошла к выходу из комнаты, увлекая за собой пряную смесь своих запахов. Уже где-то на лестнице второго этажа, он услышал ее голос:

- «Все равно это будет продолжаться!»

 Говард от досады с хрустом сжал свои пальцы и повернулся к окну. Взглянув на солнце, он удивился его необычному зеленоватому оттенку, еще его смутило, что оно совсем не слепило глаза. Свет его был приятным, и хотелось смотреть на него не отрываясь.

- «Однако необычно все это?» - непонятно почему произнес Говард и сам удивился своим словам.

- «Что странного вы находите?» - опять раздался знакомый голос. Открыв глаза, он увидел перед собой отдаляющуюся от его лица «ракушку». Огонек на ее щупальце медленно угасал, и вскоре она скрылась вовсе.

- «Процесс верификации завершен... Можете встать пилот Говард»  - торжественно объявил голос. Кресло с тихим жужжанием опять пришло в движение, и он оказался на ногах.

 

 

Глава 2.

Знания. Орбитальная коррекция.

 

С тех пор, как пилот Говард пробудился и прошел мнемокоррекцию, прошло около 14000 бир, что в земном измерении равнялось около 93 часам... Эта величина стала применяться впервые 3032 году, когда первый корабль подобного класса был запущен за пределы солнечной системы. Это было время удивительных, по своей масштабности и значению, открытий... Во-первых, такие дальние путешествия стали возможны благодаря новым технологиям изготовления самих космических кораблей.  В 2145 году, на исследовательской базе на Луне, при бомбардировке атомов диспрозия изотопами сиборгия-263 в газодинамической бериллиевой сфере был искусственно получен самовосстанавливающийся металл дизотерний... Этот элемент обладал чудесными свойствами,- чрезвычайной стабильностью кристаллической решетки в любых условиях, он был легче воды,  а так же обладал сверхпроводимостью и памятью формы. Несколько лабораторий занялись изучением нового элемента, и именно благодаря его открытию, началась новая эпоха в космических полетах. "Тристан" был сделан из этого металла и относился к последнему поколению пространственных ускорителей класса 12-G/G. Дизотерний был вкраплен в молекулы углеродной наноматрицы, из нее состоял корабль, она в свою очередь, через сверхпроводники была подключена к системе искусственного интеллекта, которая, собственно, управляла кораблем. Во-вторых, Тристан имел систему искривления пространства, которая была построена благодаря тому, что в 2097 году были рассекречены архивные материалы T.U.F.O.C.,- закрытого института по исследованию летательных объектов неземного происхождения. С ее помощью можно было значительно сокращать полетное время в дальнем космосе на около световых скоростях. Тогда же были обнаружены звездные карты, которые были записаны на монокристаллах в летательном аппарате, потерпевшем аварию на военной базе в Лос-Аламосе... Около года длилось изучение данного объекта, после чего комиссией по внеземным контактам был  сделан вывод, что этот беспилотный аппарат уже почти девять лет собирал информацию о военных и гражданских стратегических объектах и был разведчиком. После расшифровки этих карт, подтвердились предположения, что звездное пространство имеет свои временные коридоры. Так же было известно, что на скоростях, близких к световой, время внутри корабля шло по другим законам. Вскоре, Всемирной Космической Ассоциацией было принято решение о создании инициативных программ по долгосрочной разработке межзвездных полетов, и поиску планетных систем, пригодных для постройки космических баз. Эти программы получили название "Эклениох". Суть этих программ заключалась в следующем: на предполагаемую планету, которая по классификатору Торстейна была пригодна для освоения, сбрасывались контейнеры с автоматическими модулями-дронами, они, в свою очередь, разворачивались в целый небольшой поселок. Потом роботизированные передвижные станции проводили геологические исследования... Они были полностью автономны, и присутствие человека требовалось очень редко. Несколько геологических станций находились на планете под названием Элпида, куда и направлялся "Тристан". Его целью было доставить жилые модули, энергетические установки, спутники связи, системы защиты от космического излучения и торсионных полей.  Но самым важным грузом была установка для синтеза дизотерния,- в последствии, на Элпиде планировалось построить промышленный комплекс под огромным куполом, сделанным из этого металла. Но это все только предстояло в будущем, а пока...

Пилот Говард сидел в капсуле управления кораблем. "Тристан" нужно было вывести на стационарную орбиту, где он «висел» бы над планетой. Надо сказать, что космические аппараты подобного класса не были предназначены для посадки, так как при взлете, мезонный ускоритель уничтожил бы любую планету. На Говарде были  интерактивные шлем и экзокостюм, с помощью них "Тристан" управлялся в "ручном режиме". Система искусственного интеллекта корабля полностью ассимилировалась с человеческим телом и мозгом пилота... Это было крайне необычное ощущение,- Говард чувствовал всеми своими фибрами этот поистине огромный корабль, - ему казалось, что он отзывается на каждый его вздох. До Элпиды было 160 тысяч километров, ее еще не было видно, но бортовые телетрансмиттеры уже передавали изображение в мозг Говарда. Он был восхищен необычным пурпурно-фиолетовым свечением вокруг Элпиды, Говард знал что за этой красотой стоит сильнейший электромагнитный вихрь, который образуют два спутника Элпиды, вращающихся вокруг нее с громадной скоростью. «Тристан» завершил очередной цикл «ускорения – торможения» и теперь парил над этим вихревым адом, сквозь который предстояло пролететь...

- «Это базовый комплекс» - Говард вздрогнул от неожиданности, - он немного отвык от голоса в голове. Тут же изображение планеты стало очень быстро увеличиваться... Он как будто летел с огромной скоростью к ее поверхности, проникая сквозь фиолетовое свечение и подобие облаков, пыли и еще непонятных коричневых сгустков... Весь этот «коктейль» вращался, как в гигантском миксере, сливаясь единой серой массой и образуя некий тоннель посередине. Неожиданно весь этот вихревой кошмар закончился, и Говард увидел поверхность планеты, которая была абсолютно безжизненна и походила на выжженную солнцем пустыню. Серое вещество, напоминающее пыль или мелкий песок, покрывало все вокруг, вплоть до горизонта. Наконец, среди этой безрадостной картины он увидел геологическую станцию, - цель его прибытия на Элпиду. Она быстро увеличивалась, и вскоре Говард отчетливо увидел ее огромные размеры. «Да, насколько человечество продвинулось в своем прогрессе» - думал он. Это сооружение было похоже на гигантского паука, который словно застыл навечно, раскинув свои лапы-опоры на невысоком холме. На этой же возвышенности блестела своей ровной поверхностью большая площадка, предназначенная для посадки грузового модуля.

- «Примерно через восемьдесят тысяч бир вы прибудете на базу, сейчас вам нужно будет скорректировать «Тристан» для сброса грузового модуля на поверхность планеты. Ориентируйтесь на зеленые маркеры». Тут же перед глазами Говарда возникли зеленые крестики, которые словно висели в воздухе, связанные невидимой ниточкой, они и указывали путь в электромагнитном хаосе над планетой.

- «Почему корабль сам не может сделать это»  -  подумал он.

- «В этом вихре, который образуется вращающимися спутниками, система орбитальной коррекции не работает, поэтому ваша миссия очень важна. Для вывода корабля на заданную точку, вам необходимо всего лишь сосредоточиться и мысленно двигаться через зеленые крестики, конечная точка будет отмечена красным маркером. Удачи вам пилот Говард».

-  «Да уж, она мне не помешает!» - усмехнулся он, вглядываясь в огоньки, витающие перед его глазами, и представляя, как корабль движется сквозь них. Светящиеся точки увеличивались в размерах и потом оставались где-то позади, потом всплывали новые, и конца им не предвиделось.  Говард чувствовал движение, ему было не по себе, что он силой мысли мог управлять такой многокилометровой громадой. Прошло какое-то количество времени, и вскоре он увидел красную пульсирующую точку.  Когда точка увеличилась до нужного размера, Говард услышал голос:

-  «Все! Дальше нельзя. Вы отлично справились.  Сейчас вам необходимо пройти в лифт, который доставит вас в капсулу грузового модуля, там процесс управления такой же, как при орбитальной коррекции... Вы так же будете ориентироваться на зеленые маркеры».  Экзокостюм и шлем, которые уже были  не нужны ему, остались в капсуле управления кораблем.  Говард шел к реактивному лифту, и звук от его шагов негромким эхом отдавался по коридору, а сердце учащенно билось от мысли, что ему предстоит провести на планете целых четыре земных года, один на один с бездушными механизмами на базе, пока не прибудет команда... С этими думами он незаметно подошел к входу в лифт. Пол под его ногами начал опускаться, и вскоре он очутился в неком подобии тесной комнаты, которая при его появлении вспыхнула красным светом. Сверху опустилась прозрачная перегородка, и тут же пространство между ними стало заполняться гелеобразной жидкостью. «Защита от перегрузок включена! Через 930 бир вы будете в грузовом модуле»  - объявил голос.  Говард вздохнул и инстинктивно втянул голову в плечи.  Внезапно опора под его ногами резко пропала,  он почувствовал дикое ускорение. Внезапно все прекратилось, вязкая прозрачная жидкость быстро исчезла через отверстия в полу, и комната осветилась призрачным синим светом. «Однако! Приятное путешествие» - подумал Говард и пошел навстречу открывшейся двери.

- «Пройдите в капсулу управления грузовым модулем» - раздался знакомый голос, и он послушно пошел по коридору. Капсула управления была очень похожа на предыдущую. Говард надел экзокостюм и уже привычный ему шлем. Тут же перед глазами возникли зеленые маркеры, которые указывали путь в электромагнитном хаосе, бушующем над планетой.

Говард на мгновение закрыл глаза и откинулся в кресле. Перед ним опять появилась Марго.  Она задумчиво смотрела в зеркало перед собой, расчесывая свои каштановые пряди, и что-то тихо напевала. Стоя в дверях, он с обожанием смотрел на это обворожительное действо и не хотел выдавать своего присутствия. Однако Марго увидела его отражение в зеркале, и ее красивая и милая улыбка словно осветила комнату.

- «Ты подсматриваешь за мной, негодник?»

-  «Знаешь... Это великое наслаждение любоваться тобой» - произнес Говард, уже входя в комнату.

- «У Вас учащенное сердцебиение, постарайтесь успокоиться и сосредоточиться на задании».

 Говард открыл глаза, видение его быстро пропало.

- «Должен сказать, что в момент, когда Вы покинете «Тристан» на грузовом модуле, мой голос уже не будет слышен. По прибытии на базу,  система искусственного интеллекта сама войдет с Вами в контакт, Вы будете слышать ее голос, так же как и мой. А теперь, сосредоточьтесь на зеленых маркерах, Вам только требуется дойти до зоны автоматического приземления, дальше все произойдет в запрограммированном режиме. Модуль сам найдет наиболее приемлемую точку посадки. Что делать на базе, Вы узнаете потом. Ваш мозг при мнемокоррекции получил всю нужную информацию, поэтому на станции Вы уже будете знать все необходимое». 

 Говарду было немного не по себе. Он уже начал привыкать к этому голосу, и он уже казался ему чем-то родным. Говард ощущал некую необходимость в продолжении общения, но по-видимому, на это уже не было времени, к тому же, перед глазами опять возникли эти зеленые крестики. Он сосредоточился, и крестики поплыли перед глазами, наплывая на него, затем оставаясь где-то позади.

- «Процесс отстыковки успешно завершен. Теперь Вы в режиме автономного полета. Прощайте, пилот Говард».

- «Прощайте,» - вздохнув, сказал он, немного сожалея о том, что эта фраза по-видимому была последней.  Зеленые крестики продолжали двигаться и исчезать, Говард чувствовал всем телом непонятную вибрацию, явно ощущая движение в пространстве. Впереди приближалось пурпурное свечение. Говард понимал, что это самый опасный отрезок пути – электромагнитный вихрь. В ушах, или где-то в голове, раздалось шипение, и как ему показалось, сквозь этот шум  - обрывки фраз: «Полетел… опасно… зря…возврата нет…» Сиренево- пурпурный хаос неумолимо надвигался, занимая все пространство вокруг. На его фоне зеленые крестики имели расплывчатые очертания, и порой, с трудом различались. Временами Говард видел коричневые сгустки, которые вращались вокруг него... Было довольно трудно сконцентрировать свое внимание на своей задаче… Неожиданно, в левом углу высветилась фраза: «Системный сбой» - что насторожило Говарда. Потом надпись исчезла, но он знал, что с модулем происходит что-то нехорошее... Было необычное ощущение, похожее на гудение металла, при сильном его напряжении... Говард внезапно почувствовал сухость во рту, его тело онемело и налилось тяжестью, - модуль шел на предельной скорости, пронзая фиолетовое свечение, которое все усиливало свой бешеный танец. В ушах вновь раздался неприятный шум, переходящий в высокий писк, который настолько раздражал, что было невыносимо терпеть его... Он словно впивался тысячами игл в нервы, и это было ужасно... Где-то в глубине его мысленного сумбура мелькнуло: "Только не отключайся! Соберись!..." Говард с трудом смотрел перед собой и понимал, что зеленые крестики уходят куда-то в сторону... Невероятным усилием воли он вновь сосредоточился, и они стали выстраиваться в привычную для него цепочку, указывая путь... Несколько раз высвечивалась фраза: "Системный сбой", но Говард уже не обращал на нее внимания... Фиолетовые отблески стали невыносимо яркими, они сводили с ума, заполняя своим присутствием все уголки сознания. Пот заливал его лицо, усилилась головная боль... "Еще немного, и я потеряю сознание" - подумал Говард... Он открыл рот, чтобы закричать, но горло не издало ни звука. Зеленым маркерам, казалось, не было конца... Он вдруг вспомнил из детства слова своего отца: "Сынок, если тебе будет очень трудно, ты, прежде чем отчаиваться, вспомни о том, что есть что-то высшее, которое создало нас и все вокруг... Попроси о помощи... Только очень искренне попроси! Нет ничего в этом мире, на что еще можно надеяться в такие минуты..." Отец,- высокий и статный брюнет, с карими глазами, стоял перед ним, смотря с высоты своего роста на маленького Говарда... Он не улыбался и был серьезен. И Говард, поначалу думая, что отец шутит с ним, увидев его лицо, тоже стал серьезным. Потом отец жестом поманил Говарда к себе и обнял. Так они стояли еще какое-то время в мокром песке на берегу. Вокруг кричали чайки, сонно кружа в полуденном теплом воздухе. Ленивые волны неспешно накатывались на песчаный пляж, оставляя мокрые следы и мириады маленьких крабов, которые быстро бежали за убегающей водой. Говарду было настолько хорошо и уютно, что невольно стало страшно от мысли, что все это может когда-то закончиться.

 

Глава 3.

Черная планета. База.

Говард на мгновение приоткрыл глаза и увидел, что  фиолетовые всполохи исчезли, к тому же исчезла и головная боль, которая была просто невыносимой... Перед ним мигала надпись: "АВТОНОМНЫЙ РЕЖИМ". Наконец он понял, что модуль прошел электромагнитный вихрь и теперь базовый МРЭН-комплекс ведет его в точку приземления... Говард видел медленно приближающуюся на экране поверхность Элпиды, - это была типичная унылая и совершенно непригодная для жизни планета, каких немало в этой звездной системе... Ее гнетущий пейзаж не придавал настроения, если сказать точнее, - вызывал непонятную тоску. Собственно, почему выбор пал на Элпиду, Говард не знал... Уже около двадцати лет здесь велись геологические изыскания, и хотя ничего особенного и сверхъестественного  за все это время найдено не было, однако,  исследовательскую программу не сворачивали, более того, ее продолжали усиленно финансировать! Неожиданно высветилась надпись: "ДО КОНЕЧНОЙ ТОЧКИ 762 СТАТИМА... АКТИВИРУЙТЕ БИОЗАЩИТУ". Пока Говард искал на сенсорной панели нужную иконку, что бы включить защиту и активировать свой костюм для перехода на базу, неожиданно, краем глаза, он увидел какое-то движение над горизонтом. Приблизив изображение этой области до максимума, он отчетливо увидел большой, светящийся и переливающийся, словно мыльный пузырь, объект. Говард с изумлением смотрел на него, пока тот не скрылся за границей редких скал... Он с трудом нашел иконку  и коснулся ее пальцем. "БИОЗАЩИТА АКТИВНА...  КОСТЮМ 3Z АКТИВЕН... НАДЕНЬТЕ ЕГО ГОЛОВНУЮ ОБОЛОЧКУ... НЕ ДВИГАЙТЕСЬ... " - надписи шли цепочкой, он еле успевал их читать. Надев на голову обруч костюма, Говард закрыл глаза и замер...   Через несколько секунд он почувствовал легкие пульсирующие толчки в затылок... По истечении некоторого времени они прекратились, что означало, что костюм полностью активировался. Это было некое подобие скафандра, с системой жизнеобеспечения и динамической защитой от всего спектра вредных полей, излучений и опасных сред, которые в изобилии присутствовали на Элпиде... Переход на базу осуществлялся через особый силовой коридор, который обеспечивал безопасность человеку, и костюм был необходим на случай аварии. До приземления оставалось совсем немного времени, и Говард пытался вспомнить, что он все-таки видел на горизонте... "Какое-то явление местной природы..." - подумал он и посмотрел на голограмму поверхности планеты. "ДО КОНЕЧНОЙ ТОЧКИ 349 СТАТИМА" - опять высветилась фраза в углу панели. Говард видел красный маячок, который периодически мигал в другом углу и означал устойчивый сигнал от магнитно-резонансного радиокомплекса с базы. Все было в порядке, и не смотря на безжизненный пейзаж вокруг, у Говарда несколько улучшилось настроение. Он даже стал тихо напевать под нос свою любимую шутливую песенку из своей юности про девушку, у которой не складывалась личная жизнь из-за ее стеснительности. Прошло еще время, и наконец на экране появились очертания базы. Грузовой модуль постепенно снижал скорость, это ощущалось по плавным толчкам корпуса и цифрам, которые виднелись на экране... Началась последняя трансформация перед приземлением,-  его поверхность принимала нужную форму для выгрузки всего необходимого... После всех процедур  модуль, за ненадобностью, должен был утилизироваться... Говард, скрестив руки на груди, с интересом наблюдал за процессом посадки. От него практически ничего не зависело, все было полностью автоматизировано, за исключением некоторых регламентов при нештатной ситуации или отказе оборудования. Последний раз такое произошло восемь лет назад, когда грузовой модуль подобного типа из-за отказа телеметрии в аварийном режиме не смог приземлиться в заданной точке, и пилот был вынужден управлять им вручную... Говард уселся в кресло и нажал кнопку "Фиксация" в подлокотнике. Кресло тут же слегка вжало его в себя, пристегнув на электромагнитные защелки на костюме... Тут же побежала строка: "ДО КОНЕЧНОЙ ТОЧКИ 35 СТАТИМА... ПОСАДОЧНЫЕ МАЯКИ АКТИВНЫ... ДИАГНОСТИКА ВСЕХ СИСТЕМ ЗАВЕРШЕНА... СИЛОВОЙ КОРРИДОР АКТИВЕН... ПОСАДОЧНЫЙ УЗЕЛ АКТИВЕН..." Он не читал эти строки, мыслями он был уже на базе и опять представил свое одиночество. Да, он был подготовлен к этому, но как справиться с нахлынувшими эмоциями не знал... Оставалось совсем немного времени до посадки, в правом кармане костюма он ощущал угловатый предмет,- универсальный идентификатор - ключ, который являлся своеобразным паролем для входа в глобальную систему управления базой в случае серьезного сбоя... Но такого случая еще не происходило, поэтому это устройство было без надобности... С этими мыслями Говард вдруг заметил, что модуль приблизился к посадочной площадке уже настолько, что на экране он увидел исполинские размеры своего "приюта", на котором ему предстояло провести четыре года. Шестикилометровый модуль на фоне базы казался небольшим фрагментом... Он медленно опускался на мигающее огромное пятно,- посадочный узел... Вскоре Говард ощутил мягкий толчок под ногами... На экране опять забегали буквы, возвещавшие о том, что посадка успешно завершена и о дальнейших действиях пилота, о которых он знал и так... Кресло тихо зажужжало под ним и начало двигаться вниз. Капсула управления вместе с мигающими огоньками, светящимися экранами и прочими элементами осталась где-то вверху, а Говард, опускаясь все ниже, сквозь прозрачные переборки видел содержимое "чрева" модуля,- огромные серебристые контейнеры с большими непонятными светящимися знаками на каждом... Кресло еще довольно долго ехало вниз, и Говард вдруг явственно вспомнил как он, еще учась в лицее, с отцом катался на подобном аттракционе. Это было в Луизиане, в Орландо. Стоял жаркий летний день, и отец забрал Говарда с учебы пораньше… Они поехали в парк Дискавери Коув, чтобы весело провести время. По лесной дороге из лицея они чуть не сбили внезапно выскочившую на повороте небольшую косулю. Говард так перепугался, что некоторое время у него неприятно дрожали ноги. Отец резко затормозил и остановился на обочине. Выйдя из машины, он облокотился на нее и долго смотрел вслед убегающему грациозному животному, затем молча сел и посмотрел на сына насмешливым взглядом. «Ничего не случилось! Хотя могло… Ну, поехали дальше что ли?» Говард молча кивнул, дрожь в ногах постепенно отпустила, настроение улучшилось и он, вздохнув, посмотрел на небо и откинувшись в удобном сидении, прикрыл глаза. Почему-то это событие очень четко врезалось в его память…

 Наконец, показался самый нижний уровень, кресло замедлило свой ход и остановилось. Магнитные защелки, все это время удерживавшие Говарда, исчезли, и он, поднявшись, осмотрелся... Это было узкое помещение с мерцающим маяком под потолком и большим люком. Около люка стоял ротатор - небольшое самоходное устройство для передвижения пилота на базу. Усевшись в его сидение, Говард опять почувствовал легкое волнение... На люке загорелся красный огонек, затем раздался сигнал сирены... и он с тихим гулом начал открываться, Говард увидел коридор с точно таким же люком в конце. Ротатор медленно въехал в это ярко освещенное подобие тоннеля, и люк позади Говарда начал закрываться. На противоположном люке загорелся такой же красный огонек, и вскоре, через открывающийся проем,  Говард увидел пепельную поверхность планеты... Ротатор медленно съехал с трапа грузового модуля и начал постепенно набирать скорость. Говард чувствовал себя беззащитным, кругом была черная пустыня, лишь вдалеке виднелась база - огромное, светящееся габаритными огнями, сооружение... Говард ехал внутри силового коридора, который тускло светился желтоватым светом, собственно он и был защитой от губительного излучения Элпиды. Объехав небольшой холм, ротатор, наконец-то, приблизился к базе. В очередной раз, Говард удивился этому гигантскому порождению человеческой цивилизации. Самоходное устройство, резво поднявшись на площадку перед базой, уверенно подъехало к люку-входу, который тут же начал быстро открываться.  Когда массивный люк с тихим гулом закрылся за ним, Говард почувствовал огромное облегчение... Это короткое путешествие по поверхности Элпиды несколько выбило его из равновесия. Встав с кресла ротатора, Говард подошел к ионному дезактиватору, который должен был отсканировать вновь прибывшего на наличие чужеродных микроорганизмов и прочего "биобалласта", принесенного извне. Костюм Говарда засветился нежно-голубым светом, и он почувствовал, как зашевелились волосы на его голове, надо сказать, что ионный сканер вырабатывал сильное электростатическое поле. Вскоре над куполом сканера загорелся зеленый огонек, что означало: никаких "плохих" микроорганизмов на пилоте не было, и можно снять костюм биозащиты, который, хоть и не стеснял движений, но все же порядком ему надоел. Говард нажал сенсор, расположенный на правой перчатке… Через несколько секунд он уже был свободен от своей защитной оболочки, которая с тихим шипением сворачивалась на полу позади, и вскоре, от нее осталась горстка пепла... Говард напряженно ждал когда откроется главный люк, ведущий внутрь базы.

Неожиданно в его голове зазвучал приятный женский голос: "Здравствуйте Говард! Я система искусственного интеллекта АИС -600...  С прибытием вас на геологическую базу "Дженерал Генезис Корпорэйшен". Постараюсь, чтобы ваше нахождение здесь было максимально комфортным. Прошу вас пройти в медицинский отсек для осмотра. " "Благодарю" - автоматически, сухо произнес Говард. Эти формальности были излишни, но все же создавали какую-то иллюзию живого общения... Он прекрасно понимал, что можно обойтись и без осмотра, и без много чего еще, но впереди было целых четыре года, поэтому он решил использовать это время с максимальной пользой для себя, а медицинский осмотр как раз и являлся необходимой процедурой,- он хотел убедиться, что с ним все в порядке. Говард, идя по ярко освещенному коридору, с интересом осматривался по сторонам. Стены и пол были из белого пластикоподобного материала с пористой структурой, мягкой на ощупь... "Поэтому  я не слышу звука собственных шагов" - думал он.  "Это вал-капролотен... Материал на основе длиннополимерных соединений,- собственность Дженерал Генезис Корпорэйшен, применяется с 2193 года в облицовке жилых модулей..." "Мне это неинтересно!" - с неким чувством раздражения заметил Говард, и голос тут же замолчал... "На Тристане система не вмешивалась в ход моих мыслей, а здесь черт знает что – читает мне лекции… Если так будет и дальше, то уже через неделю мне все это порядком надоест" - думал он, размеренно шагая по приятно пружинящему под ногами полу. Так незаметно Говард подошел к прозрачному, ярко освещенному, большому помещению, внутри которого располагался главный медицинский отсек. Прозрачная дверь распахнулась перед ним, и он вошел внутрь... Там было прохладно, Говард почувствовал себя неуютно среди обилия поблескивающих холодным отливом медицинских приборов и всяческой аппаратуры, неизвестного ему назначения... "Пройдите на диагностик-сеттер, пожалуйста, ложитесь…" – голос звучал мягко и успокаивающе,- "Мне необходимо выяснить, как вы перенесли полет через электромагнитный вихрь... Я сделаю несколько экспресс анализов, и в случае необходимости, проведу терапию... Ваше здоровье превыше всего для меня!" Говард невольно усмехнулся: "Льстит жестянка, а все равно приятно..." "А что, до этого были негативные последствия после приземления?" - уже вслух спросил он, подойдя к полупрозрачному диагностическому устройству, светившемуся розовой подсветкой. "Были незначительные изменения в молекулярном составе крови и нарушения в нейросекреторном ядре гипоталамуса... Эти нарушения легко устранимы без всяких последствий для человеческого организма..." Говард лег на лежак,  и его руки и ноги мягко обхватили зажимы, выдвинувшиеся изнутри... Тут же раздалось тихое гудение, и лежак под ним пришел в движение: на голову Говарда стал надвигаться непонятно откуда взявшийся колпак наподобие шлема, а к его рукам и шее стали приближаться блестящие датчики на прозрачных трубках... Говард не успел даже охнуть, как трубки с наконечниками приклеились к его рукам и шее... Тем временем, шлем закрыл собою весь обзор, полностью надвинувшись на голову, и Говард инстинктивно закрыл глаза. Голос комментировал все действия медицинского аппарата: "Я взяла кровь на анализы и ввела вам подключичный катетер, для того, чтобы быстро в последующем, производить необходимые медицинские процедуры..." Голос сливался с гулом медицинского лежака, и опять, откуда-то из глубин его подсознания, возникли воспоминания о Марго, скорее это были даже не воспоминания, а реальные видения... Они шли по проспекту Бруклин-Хайтс, держась за руки, и молча смотрели перед собой. Была теплая осенняя пора, и это было излюбленное место для их прогулок... Отсюда открывались чудесные виды на статую Свободы и Губернаторский остров. Марго сжимала ладонь Говарда, своими хрупкими, но довольно сильными пальцами, и он отвечал ей более легким пожатием своих пальцев, - это была своеобразная игра, - кто первый заговорит или взглянет друг на друга... Так незаметно они дошли до парка Колумба, где в окружении редких деревьев высились постройки ратуши и почтамта... Отсюда виднелась Фултон-стрит, знаменитая  своим обилием универмагов, магазинчиков и мелких лавочек, ну и конечно своей суетой из снующих  покупателей. "Ладно, сдаюсь..." - произнесла Марго, и повернувшись к нему всем телом, посмотрела с лукавством в его глаза. Он прижал ее к себе и обнял за плечи, уткнувшись носом в ее волосы, от них пахло уличной вечерней свежестью, спокойствием и чем-то неповторимым, - таким знакомым и родным... У него на мгновение закружилась голова,  а она стояла, не шелохнувшись, словно боялась потерять это мгновение, и Говард чувствовал необузданный прилив нежности к этому человеку... Немногочисленные прохожие шли по своим делам, а для них время словно остановилось, только когда на небоскребах стали зажигаться огни, Говард, словно очнувшись, тихо произнес: "Ну что милая... пойдем, поймаем такси?" Она молча кивнула, и они неспешно побрели к остановке.

"У вас обнаружена небольшая ферментная разбалансированность, процедура восстановления закончена" – привычный голос вырвал  Говарда из его видений, он с трудом поднялся с лежака… "Вам необходимо поспать, Говард, пройдите в свою комнату по зеленой стрелке…" Тут же перед его глазами возникла мигающая зеленая полоска, которая, словно стрелка компаса, показывала направление … Он неспешно пошел за ней и вскоре уперся в матовую лакированную дверь. "Ваша комната Говард…, приятного отдыха" – мягко, почти усыпляющее, произнес голос. "Благодарю" – с иронией произнес он и коснулся двери. Та послушно отъехала в сторону, открыв перед ним довольно уютный интерьер его жилища. Войдя внутрь и сев на мягкий диван, он с интересом оглядел комнату. Это было просторное помещение, с нежно бежевым оттенком стен и потолка, всюду висели картины и красивые панно. Открыв холодильник в стене, Говард обнаружил на его полках множество упаковок с продуктами, но есть не хотелось… Он достал бутылку с фруктовым напитком, и открыв пробку, с жадностью выпил ее содержимое… Потом, он подошел к широкой кровати и всем весом плюхнулся на нее. "Надо бы раздеться и принять душ" – мелькнула мысль, но была такая страшная лень в его вдруг отяжелевших членах, что он решил сделать это после отдыха, и только подумав об этом, мгновенно провалился в липкий и неприятный сон…

 

 

 

«Почему у Спенсера не стерли воспоминания о его жене?»  - седовласый старик с плохо скрываемым гневом, исподлобья смотрел на сидящего перед ним невысокого, с залысинами и крупными чертами лица мужчину. Тот, опустив глаза, тихим голосом отвечал: «Поверьте… мы пытались заменить воспоминания на другие, но не смогли… Видите ли…». «Мы пытались!» - с издевкой, почти закричал Старик, медленно поднимаясь с кресла. Человек, сидящий напротив, достал платок из кармана и судорожно вытер выступивший на лбу пот. Старик, садясь в кресло, уже несколько смягчившись, произнес: «Если вы погубите все дело, то пеняйте на себя. Компания взыщет с вас по полной. И вы окажетесь на улице! Хотя, нет! Это было бы слишком легким для вас» - ехидная улыбка обнажила его редкие желтоватые зубы, - «Я вас упрячу на одну из планет Нереиды!» Человек с залысинами, побелев, вскочил со стула. «И это за все, что я сделал для Компании?! Хорошо же вы меня благодарите за преданность.» - он мокрыми глазами смотрел на Старика, надеясь найти понимание и сочувствие, но старик, скрестив руки на груди, не глядя на него, сухо рявкнул: «Идите, работайте! Исправьте эту досадную оплошность. Иначе… сами знаете…» И Старик, жестом, который давал понять, что разговор закончен, выпроводил человека за дверь. Затем, он поднялся из-за стола и стал медленно ходить по залу о чем-то размышляя… Пол под его ногами тихо поскрипывал дорогим паркетом  «Да!» - выдохнул он наконец, - «Спенсер провалит все дело. Но что же делать, что же делать? Ведь на кону весь мой многолетний труд, да и репутация Компании пострадает.» Он достал маленькую блестящую ампулу, которая при прикосновении тускло засветилась нежно голубым светом. Так он смотрел на нее какое-то время, затем спрятав в карман, пробормотал: «Рано еще старина Спенсер, рано.» Наморщив лоб, и опять сев в кресло, Старик открыл дорогой хьюмидор и достав сигару, немного помял ее своими длинными пальцами, затем с наслаждением вдохнул терпкий приятный запах… И уже было потянувшись за зажигалкой, вдруг вспомнил, что врач строго запретил ему курить. С некоторой досадой, он положил ароматную сигару обратно и вздохнул. «К черту докторов!» - Старик опять быстро, словно кто-то мог отнять, достал сигару, и обрезав ее, закурил, пуская тяжелые кольца, прикрыв глаза от удовольствия. Вскоре весь зал был наполнен сизым дымом, который, превращаясь в замысловатые размытые фигуры, медленно распадался на бесформенные куски, и поднимаясь к потолку, постепенно исчезал в отверстиях вентиляционной решетки. Так Старик сидел с прикрытыми глазами довольно долгое время и, казалось, был в глубоком забытьи.

Неожиданно перед ним возникло изображение. Зазвучала громкая музыка приветствия, и появилась голова самого Наследника Диметрия Высокочтимого. Старик, подскочив от неожиданности, чуть не опрокинул кресло. В спешке, трясущейся рукой, затушил остатки сигары, и на его лице образовалось некое выражение подобострастия. Открыв рот, он хотел было произнести привычную, годами заученную фразу обращения к Наследнику, как тот опередил Старика: «Хо-хо! Курить изволите?! Впрочем, вам уже недолго осталось…» - Наследник истерически захохотал. При этих словах Старик сильно побледнел. «Мы все знаем! Не трудитесь объяснять нам, что там у вас произошло. Доложите моему помощнику завтра, и… я жду хорошие новости!» - пухлое лицо Наследника сияло белизной и отменным здоровьем, его водянистые зеленоватые глаза бесстрастно смотрели на него, а насмешливая улыбка выказывала в нем хорошее расположение духа, впрочем, Старик прекрасно понимал, что стоит за этим. Многие из Верховных, до него, поплатились за свою беспечность, не придавая значения словам и… этой многозначительной улыбке. Когда изображение Наследника исчезло, то Старик медленно сел в кресло. Казалось, он еще более постарел и осунулся, словно это событие высосало из него остатки жизни. Наследник никогда не повторял дважды, это было своего рода предупреждение, после которого однажды ночью человек исчезал бесследно... Говорили, что пропавших находили на полузаброшенных колониях, с которых не было возврата. Обхватив свою седую голову руками, Старик пустыми глазами смотрел сквозь стол, затем, поднявшись, шатающейся походкой пошел из зала, держась за правый бок и тяжело дыша.

 

«Системный сбой!» - кричала табличка мигающими красными буквами. Перед глазами все мелькало в фиолетовом аду, и Говард, протягивая руки перед собой, как будто пытаясь разорвать эту пелену, дико кричал не слыша своего голоса. «Перейдите на ручное пилотирование!» - вспыхивали красным светом слова предупреждения, отдаваясь вспышками тупой боли в затылке.

Говард вскочил с кровати, судорожно хватая воздух пересохшими губами. «Это сон, всего лишь сон» - внутреннее самообладание постепенно взяло вверх, и он, немного придя в себя, подошел к душевой. Вода смывала остатки приснившегося кошмара, придавая телу и разуму бодрость. Стоя под упругими прохладными струйками, он, непонятно почему, вдруг вспомнил про идентификатор-ключ. В спешке, одевшись в чистый комбинезон, он вышел из душевой, и мельком взглянув на кровать, потом на пол, увидел, что ключ лежал около красивой вазы на полочке. «Как он здесь оказался?» - сам себя спросил Говард… «Робот-уборщик обнаружил этот предмет в шлюзовом отсеке… Я решила, что это устройство будет вам нужно, кстати, я не смогла определить его назначение» «Она подстроила тембр, поэтому голос стал намного приятнее, еще она не знает, для чего ключ… Конечно, это немного странно, что от системы скрыли его назначение…» - думал Говард. «Спасибо!» - сказал он, пряча его в нагрудный карман. «Мой долг быть вам полезной. Вам снилось что-то неприятное? Вы вскрикивали, и ваш нервно-мышечный тонус был выше нормы». «Пустяки. Это всего лишь дурной сон… Есть ли какие-то задачи для меня на сегодня?» - спросил он, усаживаясь на удобный диванчик около какого-то красивого растения. В очередной раз Говард ловил себя на мысли, что ему неприятно, когда лезут в его личное пространство, и ему приходится отвечать на глупые вопросы… «Я хотела показать вам расположение уровней базы и ознакомить с предстоящим регламентом вашего пребывания здесь». «С удовольствием! Я порядком устал от однообразия и мне срочно нужна деятельность…». Поднявшись с дивана, он упругой походкой направился к выходу.

 База занимала четыре уровня над поверхностью планеты и четыре под ней. В самом низу находились энергетическая установка и обслуживающие отсеки, - центробежные сепараторы, охладители, рекуператоры газа. Второй уровень занимала оранжерея, в которой можно было просто гулять часами, слушая щебетание птиц и наслаждаясь ароматом растений, которых было несметное количество. Говард, проходя по ней, с трудом сдержал возглас удивления, мысленно отдав дань людям, которые создали все это. Лаборатории и медицинские отсеки занимали третий уровень, на нем же находились склады, пищевой модуль, а также система по производству, очистке воздуха и воды. Наконец, на четвертом уровне были центр управления, жилые помещения, в том числе и зал отдохновения, где были спортивный комплекс, модуль виртуального общения, где можно было создать голограмму человека и общаться с ним. В этом зале можно было смоделировать любую местность по своему вкусу, включить любую музыку или фильм.

Уровни над поверхностью планеты были заняты буровыми роботами, заводом по их ремонту, промышленными складами, комплексами связи, установкой для запуска спутников и ангаром с несколькими левитарами, – небольшими летающими машинами, предназначенными для облета буровых роботизированных станций… Стоя в ангаре, Говард поймал себя на мысли, что его пребывание здесь становится интересным. Он поднялся на подъемнике в кабину левитара, и, сев в удобное анатомическое сидение, на мгновение представил свой полет над планетой… Рука нащупала кибер-перчатку управления, которая, при прикосновении, сама наделась, обдав кожу своим пульсирующим теплом. Сферическая панель перед ним тут же осветилась огоньками приборов, как бы приглашая пилота к путешествию, однако коды запусков хранились в системе… Он снял перчатку и спустился обратно. «Когда я могу сделать первый полет?» - спросил Говард, обходя летательный аппарат,- ему все больше хотелось попробовать управлять этим механизмом. «Вот сводки вихревой активности на несколько циклов» - перед ним возникла зеленая таблица с цифрами. «По регламенту вы можете вылететь только через восемнадцать планетарных суток, когда спутники Того и Эон сместятся к югу от нашего местоположения» - возвестил голос, и таблица растворилась в воздухе. «Дайте мне местоположение всех буровых установок и сведения о их работоспособности» - распорядился он. Вскоре перед ним появилась проекция с изображением вышек, их было двенадцать, - все были исправны, и над каждой светился индекс производительности… «Как я вижу, все идет хорошо!» - удовлетворенно произнес Говард. «А почему девятая вышка стоит на значительном удалении от остальных?» «В этом месте близко к поверхности залегает олеум, так называемая, красная субстанция, которая используется у нас как энергоноситель». «К сожалению, у меня нет данных, из чего он состоит». Говарду показалось это весьма странным… «Тут что-то не так» - подумал он – «Видимо, технология добычи и все что с ней связано, засекречены… Я определенно хочу полететь туда!» В нем заиграла жажда приключений, нетерпеливо потирая руки, Говард пошел к выходу из ангара.

 

Глава 4.

Смутные подозрения. Неожиданное событие.

Прошло 176 планетарных перидов… Все шло своим чередом. Быстро освоив технику управления летающей машиной, Говард несколько раз делал облет буровых роботов. На базе, одиночество уже не пугало его, как раньше. Прогулки по оранжерее и полеты над безжизненной планетой скрашивали его существование… Появилось огромное желание посмотреть на территорию за скалами на горизонте, однако было запрещено вылетать за пределы силового коридора. В очередной раз, находясь на буровой вышке, Говард снова увидел странный шар, похожий на большой, светящийся мыльный пузырь. Когда-то в юности, не спеша, идя с вечерней пробежки, когда воздух после грозы был восхитительно свеж, Говард увидел между домами офисов «Электрик Пауэр» шаровую молнию. Люди, собравшиеся неподалеку, усиленно жестикулируя, с возгласами удивления и восхищения, тыкали пальцами вверх… Он тоже остановился, любуясь этим редким и красивым явлением природы, а тускло светящийся шар, словно позируя перед толпой, медленно парил, переливаясь и потрескивая, пока не скрылся за углом здания…

«Плазмоид»,- так он сразу окрестил его, находился к буровой вышке настолько близко, что Говард, находясь внутри и видя на экране «пузырь», почувствовал его присутствие почти на физическом уровне. Соскочив с кресла, он со всех ног побежал к лифту на смотровую площадку, что бы получше разглядеть это непонятное образование…  Влетев в кабину, он ударил по кнопке «3-й уровень»,- дверь опустилась, и лифт медленно пополз вверх, натужно гудя и скрепя изношенным механизмом. Внезапно он замедлил свой ход и остановился, освещение в кабине начало мерцать, затем и вовсе погасло, лишь синим огоньком светилась на его руке перчатка управления левитаром … Говард вновь ударил по кнопке, но лифт бездействовал. В тесной кабине была внезапно навалившаяся звенящая тишина, и он опять испытал необъяснимую тревогу и слабость… «Странная планета! Черт возьми, этого еще не хватало!» - выругался он,  с досадой размышляя о своем невольном заточении. «База… Ситуация 11… База… Ситуация 11…» - он  с надеждой смотрел на переговорный браслет, но тот молчал, тускло поблескивая в темноте своей полированной поверхностью. В кабине было душно и жарко… Говард несколько раз ударял ногой в дверь, но она, отвечая гулким металлическим звуком, так и не сдвинулась с места. Он опустился на прохладный пол и закрыл глаза. Это было некое подобие полусна, он пытался вспомнить лицо Марго, своих друзей, родственников. В голове были сумбурные обрывки каких-то разговоров, неясные образы, некоторые из них казались ему знакомы. Потом он молился, сначала шепотом, затем все громче и громче, наконец обессилев, замолчал, понимая всю серьезность своего положения. Вдруг Говард услышал вопрос. От неожиданности он вскочил и посмотрел на браслет, но устройство по-прежнему безмолвствовало. Только потом до него дошло, что это был не голос. Фраза возникла в голове помимо его воли. «Зачем ты здесь?...» Он вскинул голову и увидел неясный белесый свет под потолком. Казалось, что это был светлячок,  запутавшийся в паутине. «Но откуда он взялся?!» - Говард протянул руку и ничего не почувствовал, лишь свет чуть колыхнулся и слегка отдалился от него… Странное это было чувство,- он совсем не ощущал страха, наоборот,- откуда-то из глубины души шел поток эмоций и необъяснимой радости. Трудно было сравнить это с чем либо, - смесь блаженства, счастья, тепла и защищенности, было, однако, что-то еще, - нечто грандиозное и… «Ты шар?! Плазмоид?...» - спросил Говард, глядя вверх, сам не понимая, кого он спрашивает. Свет под потолком стал тускнеть, «светлячок», словно легкая былинка на ветру, задрожал и исчез. Говард, замерев, боясь пошевелиться, вслушивался во вновь возникшую тишину. Неожиданно внизу что-то щелкнуло, больно резанул по глазам вспыхнувший в кабинке свет. Лифт, вздрогнув, скрепя, опять пополз вверх. Выскочив на смотровую площадку, он увидел удаляющийся шар и тянущийся за ним шлейф из белесого светящегося пара. Говард с восхищением наблюдал за ним, пока тот, неспешно набирая высоту, не исчез за белым туманом… Неожиданно раздался голос с базы: «Говард! Что там у вас происходит?! Вся телеметрия вышки вышла из строя, я смогла связаться с вами через резервный спутник. Срочно возвращайтесь! В вашем районе наблюдается скопление высокоэнергетической материи неизвестного происхождения! Силовой коридор может не выдержать и вы тоже!» Говард в спешке спустился к левитару. Быстро взлетев, он увидел нечто такое, что заставило его забыть обо всем,- насколько хватало глаз, везде, надвигалось светящееся белым светом огромное облако. Его размеры напоминали гигантскую, быстро движущуюся снежную лавину, которая поглощала все на своем пути. Летательный аппарат набрал предельную скорость, возмущая пространство вокруг себя. «Лавина», сталкиваясь с силовым коридором, вызывала в нем ярко синие всполохи, которые волной расходились по всему его периметру. Летающую машину несколько раз сильно встряхнуло, - видимо, защитное поле уже было повреждено. На экране высветились красные мигающие точки, возвещавших о потере нескольких спутников, которые и создавали силовой коридор. «Защита 32 единицы Лоренса, - почти критический уровень! Запущено еще 5 спутников, их активация произойдет через 87 мильпер. На какое-то время вы останетесь без защиты!» - голос бесстрастно возвещал его о возможной гибели… «Что же это такое?!» - Говард смотрел на экран, светящееся облако нагоняло его, и страх начал подкатывать к его вдруг онемевшим ногам. Желтое свечение силовой защиты становилось все бледнее и, наконец, совсем пропало. «Черт! Черт возьми! Что я здесь вообще делаю?!» - он крепко выругался всеми известными ему ругательствами. «Лавина» почти догнала его маленькое «суденышко» и стелилась по поверхности планеты. Левитар несся среди этой белой мантии, покрывавшей все вокруг, и было что-то завораживающее в этой безумной гонке. Резко взмыв вверх, Говард увидел могучие очертания базы за холмом. Осталось каких-то несколько десятков километров, как вдруг ему показалось, что облако начало отставать, будто попало в вязкую среду, затем внутри его начали происходить странные метаморфозы… Говард, забыв про осторожность, даже сбавил скорость, что бы лучше разглядеть. «Вы подвергаете себя риску! Советую вам быстрее вернуться!» - голос с базы тут же вернул его к реальности. Лавина словно закипала изнутри, напоминая конвульсии огромного осьминога. «Я хочу увидеть это в записи со спутника!» - распорядился он, развернув левитар по направлению к базе и набирая прежнюю скорость. Внезапно все пространство вокруг него осветилось ярчайшей вспышкой. Говард инстинктивно зажмурил глаза, но это не помогло,- в голове словно что-то взорвалось, и он чувствовал, что проваливается в слепящую бездну. Скрежет биметалла и лопавшегося пластиколя смешался со звуком аварийного зуммера. Он почти оглох от нарастающего свистящего шума, затем что-то сильно ударило его справа, и Говард, теряя сознание, увидел под собой тот самый шар…

 

 

«Как вы думаете, он войдет с ними в контакт?» - глаза Наследника буравили стоящего перед ним человека. «Скорее, они пойдут ли с ним на контакт.» - осторожно поправил он. «Часть его сознания уже расшифровано ими, - ведь реципиент слышал голос одного из воплощений.» «Вот как?! Прекрасная новость! Я ведь предполагал, что он будет им интересен! Кстати, передайте мне мезострейер с его ментальной оболочкой, а то мало ли что с вами может случиться». – Наследник истерично захохотал, протягивая руку. Человек, бледнея, медленно достал из кармана маленький красный цилиндр и поставил на стол перед ним. «Можете идти… Мы вас вызовем, это скоро потребуется». Когда человек вышел, Наследник открыл цилиндр и достал мигающую синим светом блестящую ампулу. «Скоро все изменится! Моя империя будет самой могущественной! Астральные войны наконец-то закончатся, и я займу центральную ложу в Совете Демиургов…» - Диметрий, сжав в пальцах ампулу, неистово смотрел на нее и продолжал говорить сам с собой: «Я смогу создавать свои планеты из звездного вещества и протоматерии, а потом…» Наследник осекся на полуслове и быстро обернулся, никого в комнате не было, да и быть не могло кроме него. Защита от астрального проникновения других членов Лембрийского ордена и их инкубов работала без сбоев, однако жизненный опыт его подсказывал, что предательство можно было ожидать от кого угодно. Диметрий сел в свое кресло и скрестив руки на груди, тихо забормотал, прикрыв глаза: «Улишта зея моникос зирапиште эстенорхе ораминехая…» Его голова покачивалась из стороны в сторону и от затылка начал исходить тусклый свет. С каждым словом заклинания он становился все ярче, и вскоре вся комната была объята вращающимся огнем. В этом сизом пламени вдруг стали появляться силуэты странных существ,- аморфных полупрозрачных, похожих на людей, с пустыми глазницами и беспалыми отростками вместо рук и ног. Они вращались вместе с пламенем, раскрывая свои бесформенные рты, как будто беззвучно умоляли прекратить пытку. Наследник открыл глаза и закричал: «Лурдэ исембре хижесейре о маштине кишта-марэ!» Существа как по команде вскинули свои руки-отростки и стали приближаться к нему. Диметрий, объятый огненной пеленой, тыкал пальцем в существ, образовывая в них рваные отверстия. Это, по-видимому, приносило им страдания, но Наследник кажется, испытывал болезненное удовольствие, продолжая мучить их… Наконец, эта забава наскучила ему и он задал вопрос существам, отделив их от себя огненной стеной: «Майтокуэно!? (Кто вас послал?!)» Одно из существ приблизилось к пылающей границе, отделявшей Наследника от них, и начертило своим отростком светящийся знак. «Так я и думал!» - вскричал Диметрий. Это были инкубы из окружения ордена Рону, и Наследник прекрасно понял намерения этого властного и амбициозного противника. Их первая встреча произошла очень давно, во дворце в Глукаде, они случайно столкнулись в одном из залов. Было множество гостей, но Диметрий почувствовал пронизывающий взгляд Рону, и быстро обернувшись, встретился с ним глазами. Эта своеобразная дуэль длилась всего несколько секунд. Рону быстро отвел взгляд, поняв, что Наследник обладает куда более мощным сознанием. Диметрий тут же наклонил голову, в знак примирения, но его насторожила эта неожиданная атака. Не успел бы он сосредоточиться, и ментальный поединок мог бы закончиться фатально для него. Рону был намного моложе Диметрия, он был девятым из Сынов принцессы Каботт,- самой влиятельной Матери на всем Геолите. Когда-то эта империя была одной из самых процветающих и могущественных, но после высшего совета Демиургов она была расчленена на подконтрольные территории и потеряла свое членство в Ложе. Совет опасался возрастающего влияния Матерей Геолита на некоторых членов Совета, а также их древнего происхождения. Чистота их крови вполне могла послужить для принятия Эликсира Истины, однако последствия трансформации разума были слабо прогнозируемыми, поэтому было принято такое решение. Высшая власть берегла свою многовековую неприкасаемость и в борьбе за чистоту Истины не останавливалась ни перед чем. Впоследствии, все Сыны принцессы Каботт, в разное время, были убиты. Все, кроме Рону… Ходили слухи, что его рука была замешана в этих убийствах. Среди братьев Рону была стойкая неприязнь к нему,- он был самым способным среди них и даже поговаривали, что он будущий кандидат на принятие Эликсира. К тому же Рону отличался от своих братьев потрясающей способностью формировать события, собственно это и вызывало ненависть с их стороны, они прекрасно осознавали, что после ухода принцессы Каботт, Рону быстро захватит власть в свои руки.

Наследник решил перевести инкубов Рону в свое пространство, так как они уже не могли ему навредить. Это было мудрое решение, инкубы могли пригодиться для его окружения в астральных сражениях.

 

Глава 5.

Неожиданное спасение. Эспедос.

«Приходит Он в себя! Тише!... Его не испугайте!... Вот какой Он! Ах, все  таки какой же слабый Он и Он маленький... Тише!»

Говард резко открыл глаза. И ничего не увидел. Была головная боль и сильная жажда. «Кто здесь?» - с трудом проговорил он, пытаясь уловить хоть какие-нибудь звуки. Но была абсолютная тишина. «Я умер?» - непонятно кого спросил Говард. «Хотя нет, если мне так хочется пить, то скорее всего я жив… но ослеп!» - рассудил он, пытаясь пошевелиться. Но вдруг с ужасом понял, что не ощущает ни рук ни ног. Паника и парализующий страх подкатили к горлу, и он с хрипом выдохнул. Этот хрип вызвал у Говарда волну сожаления к самому себе. «Я не понимаю! Я ничего не понимаю… Где я? Я живой или…» - шептал он, слыша как эхом отражаются его слова. «Не должен здесь быть Ты!» - певучий, приятный голос нарушил безмолвие. «Я думал, мне показалось…» - Говард от радости чуть не вскрикнул,- «Где я и кто вы? Что со мной случилось? Понимаете, я ничего не чувствую» Он пытался как можно быстрее выговорить, боясь, что опять останется в одиночестве. «Случилось со мной?» - певучий голос словно повторил его вопрос. «Да! Что со мной случилось?» - Говард с горячностью спросил еще раз. Но ответа не последовало, была опять пугающая тишина. «Эй! Куда ты пропал?» - он попытался крикнуть, но был надрывный хрип, как будто Говард находился в разряженной атмосфере. «Покажу, где и что с тобой случилось». Говард вдруг увидел быстро мелькающие кадры перед собой. Как он летит в левитаре, потом белая масса под ним взрывается, и его «суденышко» разносит на куски, затем вспышки, круговое движение вниз и… светящийся шар. Белое безмолвие, легкое движение, и база. Говард опять оказался в полной темноте. «Я не выжил?!» - спросил он, чувство жалости и тревоги снова возникло в нем. «Я ничего не понимаю!» - хотел закричать Говард, но опять услышал лишь булькающий хрип. «Спасти успели тебя» - опять раздался певучий голос. «Лейос и кроинос не пострадали Твои, а тело Твое… теперь не нужно тебе. На новое посмотри тело свое, ты овладеть им сможешь скоро.» Говард вдруг увидел огромный светящийся шар с отростком внизу. Внутри него было какое-то образование, похожее на пух. Это было ни на что не похоже, - шар медленно пульсировал, словно живой. «Это мое новое тело?! Да, но как это?... «Пока не можешь осознать Ты, вход найти должен! Ключ к двери есть у Тебя. Найди дверь, система не ведает про это, База – это не то, что думаешь Ты, сокровенное знание получишь… и новое тело! Найдешь меня в городе…» «В каком городе? Где я нахожусь?! Что такое вообще здесь?!» - Говард пытался кричать, но выходили только хриплые, надрывные звуки. Вдруг он почувствовал быстрое движение вниз и увидел яркие, меняющий свой цвет, картинки и… белую лаву. Его несло, кружило, словно в адском лабиринте, в мозгу страшно гудело, он смотрел на приближающуюся светлую непонятную массу. Потом произошло непонятное, - лава расступилась и он снова очутился в темноте. Было слышно тихое шуршанье, как будто рядом кто- то шел по опавшей с деревьев листве. Затем раздался знакомый женский голос: «71 Пробуждение!... 61 Вас полностью удалось восстановить, самое главное мозг Ваш не пострадал, а тело…  51 система синтезировала его из ваших клеток» «Говард открыл глаза и увидел прозрачный купол над собой. Он видел свое тело, ноги, руки, - все было на месте. Вздохнув с облегчением, он опять закрыл глаза. «Все-таки жив! Когда я могу встать?» «41 Сейчас система очистит криптокоды, и Вам можно уже двигаться, но не спешите, нужно некоторое время для полного восстановления». «Как долго я был мертв?» - спросил он. «19 циклов смещения (35 суток), однако, то, что с Вами произошло, - это необычно, все зафиксировано с резервного спутника, но доступа у меня к данным нет, поэтому я не смогу воспроизвести все события. Семь из двенадцати буровых роботов уничтожены. Эта аномалия ни разу не встречалась нам  в такой форме, исследования показали, что это квантоматерия неизвестного нам происхождения …» Говард вспомнил певучий голос: «Что это было? Галлюцинации?». Раньше он читал про это, когда люди в состоянии клинической смерти, рассказывали потом о голосах и видениях. Но Говард считал это выдумкой и желанием этих людей привлечь к себе внимание. «31 Вы можете встать, вам рекомендован отдых» «Мне действительно нужно отдохнуть» - подумал Говард и с трудом поднялся. Выходя из душа, он увидел лежащий на кровати  идентификатор-ключ. Одевшись, он автоматически сунул его в карман комбинезона и лег на мягкое ложе. Сон пришел мгновенно и был почти безмятежен…

Город, мертвый город… Старые, покосившиеся здания, обломки строительного мусора, черные, маслянистые лужи, отражавшие такое же небо… Повсюду зияли оконные рамы с выбитыми стеклами, лежали кучки полусгнивших отходов. Тяжелый, пропитанный сыростью и запахом серы, воздух. Больше всего поражало огромное количество трупиков птиц и мелких животных, которые встречались почти на каждом повороте. Выйдя за угол полуразвалившегося дома, он увидел широкий пустырь, заросший черной травой. На нем отчетливо виднелись следы вдавленных огромных кругов, внутри которых трава казалась еще чернее. Что-то подсказывало, что в круги заходить не стоило. Все говорило о том, что нужно быстрее убираться отсюда. «Куда пойти? Направо или налево?» Пугала странность этого места и полное отсутствие жизни. «Пойду направо… Впрочем!». Он вдруг увидел на другой стороне пустыря какое-то движение. Это был человек! Его трудно было не заметить, так как его почти белая одежда контрастно выделялась на фоне черной травы. Казалось, что он стоял неподвижно, но присмотревшись, было видно, что он парил над травой, медленно двигаясь в сторону города. Спрятавшись за высокую траву, он стал наблюдать за ним, предполагая, что через некоторое время он окажется неподалеку. Так оно и вышло, - человек в балахоне медленно приближался. Стало видно, что вокруг него стояло легкое свечение, шедшее от какого-то предмета на голове, похожего на маленький блестящий короб.  Покрой его одежды был крайне необычен и состоял из маленьких блестящих чешуек. Картина была мистической, - парящий человек в странной одежде и абсолютная тишина. Когда человек в балахоне оказался достаточно близко, и можно было разглядеть черты его лица, он похолодел от ужаса… Те же складки в уголках рта, тот же шрам над левой бровью! Только вот глаза… Они были полузакрыты. «Это был он! Но это невозможно!!!» Страх вдруг сковал его, мелкая, неприятная дрожь, переходящая в озноб, прошла по телу. «Бежать быстрее!» Но ноги не послушались его, и он продолжал сидеть в своем укрытии. Внезапно, откуда-то с неба, раздался оглушающий трубный звук. От неожиданности он чуть не упал на землю. Черная поросль заколыхалась, как от сильного порыва ветра, и он увидел, что круги на пустыре стали светится. Трубный звук повторился, на этот раз он был еще громче и протяжнее. Ему показалось, что воздух вокруг него стал сгущаться… Человек в светлом балахоне смотрел прямо на него, затем, сойдя с парящей под ним платформы, молча протянул свою руку. Встретившись взглядом, он нерешительно взялся за нее, и, поднявшись с земли, взошел вместе с ним на платформу. «Тебя ищут, быстрее…» - сказал человек, и платформа рванула вместе с ними вверх. Пролетая над городом, он оглянулся и увидел на пустыре в светящихся кругах большое количество непонятных существ, похожих на огромных морских скатов. «Кто они?» Но человек не отвечал. Вновь раздался трубный звук, и человек в балахоне произнес: «Цилла пропела три раза!» Платформа резко опустилась на землю перед большим зданием. Человек махнул ему рукой, показывая, что нужно следовать за ним. Достав из нагрудного кармана какой-то предмет, который показался ему до боли знакомым, он подошел к двери и вставил его в выемку на стене. Раздалось тихое гудение, затем щелчок, и дверь распахнулась перед ними, как бы приглашая войти внутрь. «Запоминай путь!» - сказал человек, и они быстро зашагали по темному коридору. Короб на его голове ярко светился, освещая им дорогу. Вдруг стены здания задрожали, с потолка посыпалась пыль и куски штукатурки. Человек ускорил шаг.  Спустившись по лестнице, они вскоре подошли к массивной, поросшей плесенью, железной двери. С большим трудом они открыли ее и вошли внутрь. За дверью оказался узкий коридор с полукруглым сводом потолка. Там было очень холодно, ледяная крошка хрустела под их ногами. Через некоторое время коридор закончился такой же массивной, покрытой инеем, дверью. «Туда ты должен войти один» - произнес человек. «Я буду в другом обличье, но ты узнаешь меня! Эспедос ждет тебя! Осталось мало времени, ты должен спасти город!» Он взялся за ручку двери и потянул ее на себя…

 

Глубокий вздох… Говард открыл глаза. Сон был настолько реален, что он долго не мог прийти в себя. Наскоро поев, он сел на диван и стал размышлять о последних событиях. Говард понимал, что некие силы подталкивают его к определенным действиям. Также он догадывался, что миссия его вовсе не в простом обслуживании буровых установок. Изначально, от него скрыли истинные цели его пребывания здесь, и все это было ему не по душе. «Что ж… Возврата отсюда, по-видимому, не предвидится. Поиграем по вашим правилам» - думал он, допивая остатки фруктового мусса. В нагрудном кармане он нащупал идентификатор-ключ. Достав его, он внимательно стал рассматривать его. Гладкие полированные грани поблескивали в свете комнаты. Никаких кнопок или сенсоров на продолговатой поверхности не было… Однако, он неожиданно увидел на обратной стороне какой-то знак в виде шестиугольника. Нажимая на этот знак пальцами, он не добился ничего, и, повертев устройство еще некоторое время в руках, спрятал его опять в карман. Мысли опять одолевали его: «Мне нужно найти вход. Да, но как это сделать? Система, либо скрывает от меня его, либо ничего не знает о его существовании!» Говард, за время пребывания на Базе, хорошо изучил все ее уровни и помещения, и побывал практически во всех отсеках, кроме… Вдруг его осенило: «Точно! Как я раньше не догадался! Система меня не пускала на самый нижний уровень, где был знак опасности радиоактивного заражения… Там была массивная взрывостойкая дверь…  За ней якобы находится вход в зону тритиевого реактора – который обеспечивает энергией всю Базу. Система меня предупредила, что входить туда опасно, да и не зачем, - все процессы полностью автоматизированы». Говард поднялся с дивана и подошел к монитору, который показывал поверхность планеты. Всматриваясь в безжизненную черную пустыню, он вдруг подумал: «Нужно отключить систему! На время…» Но осекся, словно испугавшись собственных мыслей: «Да, но чем это грозит? И как это сделать? Если не зачем туда входить, то зачем вообще там эта дверь?!». Он решил прогуляться до нижнего уровня. Выйдя из комнаты, Говард почувствовал воодушевление: «Разгадка, кажется,  близка!». «Говард, куда вы направляетесь? Вы еще не совсем восстановились и вам необходимо пройти обследование в медицинском отсеке…» - голос Системы немного охладил его пыл. Подойдя к лифту, он произнес: «Немного позже. А сейчас я направляюсь к нижнему уровню, проверить кое-какие догадки. И прошу, не беспокойте меня некоторое время!». «Как вам угодно» - ответила Система. Ему на секунду показалось, что в ее голосе прозвучали нотки разочарования. Лифт быстро домчал его до нужного места. Стоя перед открытым шлюзом, он на мгновение замешкался: «Налево или направо?» «Пойдем направо!» - решил он и быстрым шагом направился по голубой светящейся полоске на полу. Вот знакомый поворот коридора, вот этот зал с толстой, прозрачной стеной, за которой был огромный бассейн, внутри него, собственно и находился сам реактор. Пройдя его, Говард вошел в тесный, ярко освещенный коридор и уперся в ту самую дверь. Знак радиационной опасности по-прежнему горел на ней тусклым красным светом. На двери не было ни ручки, ни какого-нибудь подобия замка или щели. Он задумался… Вдруг в его нагрудном кармане завибрировал тот самый ключ. Говард в спешке достал его и с удивлением заметил, что устройство мелко подрагивало в его руке. «Ах вот оно что! Да но… Что дальше?» - он вертел его, не понимая, что с ним делать. «Говард, что вы собираетесь предпринять? Немедленно вернитесь к лифту, это может быть опасно для вашей жизни!» - Система не заставила себя долго ждать. Тут же загорелись аварийные фонари на потолке.  Идентификатор-ключ неожиданно издал пронзительный писк. «Гова…ррр… немед.. пп-ррр…» - Система захлебнулась на полуслове и замолчала. Медленно стал угасать свет и все тише стал гул от работы центробежных сепараторов. Говард замер на месте, напряженно вслушивась в возникшую тишину. Он понял, что это маленькое, невзрачное устройство отключило Систему! Говард учащенно дышал, его волновало дальнейшее будущее: «Что там? За дверью?» Он подошел к ней и нерешительно толкнул ее рукой… Ничего… Он уперся в нее посильнее. Опять ничего… Затем он приложил идентификатор к поверхности и стал водить им. Когда ключ коснулся радиационного знака, то ключ издал жужжащий звук, и в двери что-то щелкнуло… Она вздрогнув, стала медленно открываться. Когда она замерла, Говард приблизился к зияющему входу. Внизу по полу стелился туман, и было видно, что стены и потолок видневшегося коридора покрыты изморозью. Желтые, слабо горящие огни, расположенные снизу на стене, подсвечивали этот пар, придавая ему разные причудливые формы. Он содрогнулся. Ему очень не хотелось идти туда, но преодолев минутную слабость, все-таки пошел в холодную неизвестность. Каждый шаг давался ему с трудом, - обувь то и дело прилипала к ледяному полу, и Говард все сильнее ощущал желание вернуться назад. Легкое движение воздуха по ногам и хлопок далеко сзади,- это захлопнулась дверь за ним. «Ну вот!» - подумал он: «Теперь обратной дороги нет!». Коридор постепенно расширялся и из-за тусклого освещения фонарей Говард не мог определить истинные его размеры. Так он шел еще какое-то время, трогая шершавые стены. Странно, но страх, поначалу овладевший им, куда-то исчез, он брел в чреве подземного лабиринта и размышлял о своей жизни… Так незаметно, Говард, погруженный в свои думы, дошел да большого зала, посреди которого стоял какой-то механизм или устройство,- два огромных кольца на массивном пьедестале. Он обошел его вокруг, что бы рассмотреть поближе. Кольца находились одно внутри другого и ничем не были закреплены. Удивительно, кажется, они просто висели в воздухе. Говард хотел их потрогать, но передумав, пошел дальше. «Да… Интересно, что это? И кто все это построил?!» - размышлял он, ища выход, но обойдя весь зал, понял, что он в тупике. «Значит, эта машина и есть моя цель?! Но что нужно делать?» - думал Говард, опять приблизившись к этому непонятному сооружению. Внимательно рассматривая его, он увидел на пьедестале шестиугольник, - знак похожий на тот, который видел на ключе. В спешке достав идентификатор, Говард поднес его на вытянутой руке к ближайшему кольцу и… Ключ, при приближении, вырвался из руки, и завис рядом с кольцами. От неожиданности, Говард отступил несколько шагов назад. Что произошло дальше, не поддавалось никакому логическому описанию… Кольца вдруг стали медленно вращаться, одно относительно другого. Ключ висел рядом с ними и светился ярко желтым огнем, кольца тем временем ускоряли свое вращение, и из центра пьедестала стал исходить луч голубого света. Сначала он был еле заметным, но мере того, как кольца вращались все быстрее, этот луч становился все ярче и шире… Говард заворожено смотрел на происходящее, - по залу летали отблески разноцветных огней, кольца от бешенного вращения, уже были не различимы и сливались в некое подобие блестящей сферы. От невыносимого яркого света Говард зажмурил глаза, но он все равно проникал сквозь закрытые веки. Вдруг он услышал оглушительный хлопок и понял, что произошло нечто… Он боялся открыть глаза,- все это было удивительно и непонятно. Все же приоткрыв на мгновение их, Говард увидел, такое, что начисто смутило его… Вокруг, насколько хватало глаз, простиралась мощеная серым камнем ровная местность. Он стоял посреди этого каменного безмолвия, пораженный своим неожиданным перемещением. «Ух ты!!!» - выдохнул он. «Что все это значит?! Где это я?... Что вообще происходит и куда теперь идти?» - он впервые в жизни был совершенно растерян. Присев на прохладную поверхность, Говард попытался вспомнить свой сон, пытаясь найти в нем хоть какую-то подсказку. «Странно! На мне была совсем другая одежда! И… Я, кажется был намного меньше ростом!!!» - он вскочил и стал осматривать себя. Говард был одет в облегающий костюм из мягкого материала нежно голубого цвета. На ногах были сапоги до самого колена с загнутыми носами. «Бред какой-то! Я выгляжу как Робин Гуд!» - он нервно рассмеялся. Взглянув на руки, он заметил по два чешуйчатых браслета из серого металла. Говард попытался снять один из них, но ничего не получилось, и он, оставив эту затею, стал всматриваться в даль. «Что это за место?» - напряженно думал он. «Что мне делать? Ждать или идти?... Куда?...». Вокруг не было никаких ориентиров, даже намека на хоть какое-нибудь направление. Интуитивно он понимал, что некто, по чьей воле он здесь оказался, ждет от него определенных действий. Он опять присел и стал внимательно рассматривать  каменную поверхность. Ничего особенного, камни как камни, идеально подогнанные к друг другу, гладкие на ощупь и немного холодные. На его костюме не оказалось каких либо карманов, зато на одном из сапог Говард обнаружил пристегнутый небольшой округлый цилиндр из блестящего металла. Этот предмет был довольно тяжелым для своих размеров. Положив его на каменную поверхность, он, на всякий случай, отошел в сторону и стал наблюдать за ним. Цилиндр какое-то время лежал неподвижно, как вдруг его подбросило, и он в мгновение ока превратился в плоскую небольшую площадку. «Как в моем сне!... Летающая платформа!» - восхищенно воскликнул Говард и медленно подошел к ней. Когда обе его ноги встали на нее, она медленно оторвалась от поверхности и бесшумно поплыла, постепенно набирая скорость. Говард испытывал некое чувство восторга, его совершенно не пугала загадочность последних событий, которые за столь короткое время произошли с ним. Внизу каменная местность сливалась в сплошной серый пейзаж. Вскоре впереди, Говард увидел легкую дымку, которая отделяла прозрачную стену прямо перед ним.  Он, словно в зеркале, видел быстро приближающееся собственное отражение. Когда до столкновения с самим собой остались считанные мгновения, он зажмурил глаза и инстинктивно отвернулся, прикрыв голову руками… Но ничего не произошло. Открыв глаза, он ахнул от удивления,- под ним простирался красивейший вид. Невиданные им растения, похожие на цветы с толстыми лепестками, росли в соседстве с ярко голубой травой, среди которой проглядывались нежно розовые пучки какой-то поросли. Воздух был напоен сладким одуряющим ароматом. Подобие лиан опутывало мясистыми гибкими ветвями некоторые из деревьев.  Хотя, в привычном понимании, они вовсе не были на них похожи. Платформа, словно желая, что бы он поближе разглядел эту райскую красоту, снижала высоту и скорость. Мягкое тепло с неба нежно грело лицо и руки. Говард видел множество немыслимых существ, ползающих в зарослях. Повсюду «росли» полупрозрачные переливающиеся пузыри на тонких ножках. Некоторые растения лениво тянулись своими «ветвями», сопровождая медленно парящую платформу, будто хотели познакомиться с ним поближе. От этого изобилия незнакомых доселе запахов, цветов и увиденного, стала кружиться голова.  Говард заметил появившийся из-за небольшого голубого холма огромный, висящий над землей, шестиугольник, внутри которого был город.  Он ахнул от удивления, не предполагая, что когда-нибудь увидит такое…  За высокой стеной  шестиугольника высились ажурные шпили зданий, которые почти подпирали фиолетовые облака в небе. Восхищению не было конца,- поразительная, немыслимая архитектура зданий просто ломала все представления о привычных ему геометрических формах. Город приближался, наступая своим величием и грандиозностью. Говард часто дышал, - давно он не испытывал такого волнения. Крутя головой, он увидел, что несколько светящихся красных объектов отделились от самого высокого шпиля и стали быстро приближаться. Тем временем, платформа  мягко опустилась перед стеной города на ковер из голубой травы и превратилась в блестящий цилиндр. Он, подобрав его, пристегнул опять к сапогу и выпрямился. Красные матовые предметы, похожие на круглые фонари, висели прямо перед ним. Говард настороженно замер, разглядывая их… Похоже, что они изучали его. Потом самый дальний из них испустил широкий плоский луч красного цвета и осветил Говарда с ног до головы, особенно задержавшись на одном из браслетов на его руке.  Видимо, удовлетворенные проверкой, они, медленно поднявшись, взмыли ввысь и исчезли в дымке фиолетовых облаков. Говард облегченно выдохнул и отер вспотевший лоб. В шершавой стене города вдруг образовался узкий проход, похоже, что стена в этом месте просто исчезла, открывая ему нутро загадочного мегаполиса. Он быстрым шагом направился нему, опасаясь, что проход может закрыться. Он с изумлением смотрел на открывшийся вид,- здания, похожие на свернутые бутоны, ровными рядами высились вдоль вымощенных темными плитами широких улиц. Казалось, что дома росли из земли сами, некоторые из них, словно не до конца еще были сформированы, так как стены их напоминали полупрозрачные мембраны. Подойдя поближе, он с удивлением заметил «насекомых», которые суетливо ползали по стенам ближайшего дома. Он догадался, что эти существа и были строителями этих чудесных зданий. Идя по мощеной серым камнем улице и восхищаясь увиденным,  Говард вскоре вышел на небольшую, окруженную высокими колоннами  площадь и увидел людей.  «Ура! Наконец-то!» - воскликнул он в душе. За долгое время одиночества на Базе, он очень скучал по живому общению.  Человек около двадцати стояли к нему спиной и слушали высокого мужчину, который быстро говорил на непонятном языке. Говард медленно подошел к толпе и встал позади женщины в длинном голубом платье. Говорящий не сразу заметил Говарда.  Было видно удивление на его смуглом лице, но он старался не подавать вида.  Однако толпа заметила это, - люди оборачивались и с не меньшим удивлением стали разглядывать его. Оратор умолк и, сойдя с парящей перед людьми площадки, подошел к нему. «Ото зере кье киу?» - обратился незнакомец, и похоже это был вопрос… Говард не знал что и сказать, так как совершенно не понимал о чем он говорит. Он просто протянул руку и улыбнулся.  Вдруг незнакомец увидел браслеты на его руках, и уже было, протянув свою руку, в спешке отдернул ее назад. Опасливо пятясь назад, он быстро опять заговорил на непонятном языке. Неожиданно в ушах Говарда раздался щелчок, и он с удивлением заметил, что стал понимать, о чем тот говорит. «Странник пришел за мной! Я знал! Я чувствовал!» - незнакомец взволнованно говорил людям. Толпа людей перешептывалась, и Говард чувствовал напряженность и неловкость этого момента. Похоже, его вид напугал жителей… Он понимал, что нужно что-то сделать, но растерянно смотрел на этих людей, - было что-то необычное в них, но что, он не мог понять. Наконец Говард, собравшись с мыслями, поднял руки и произнес: «Не бойтесь меня! Я не тот, о ком вы подумали?» - Говард вторично удивился,- его рот выдавал слова и звуки на понятном им языке, и они понимали его! Люди замерли и медленно стали подходить к нему. Высокий незнакомец, тоже приблизившись спросил: «Но кто вы такой? На вас браслет странника! И вы… не кажетесь мне жителем Эспедоса». При этом слове Говарда бросило в жар,- он вспомнил свой сон и это название… Он внимательно посмотрел на свои руки, обрамленные в браслеты. Похоже, благодаря этим «украшениям», он попал в этот загадочное место. «В видении этот город был разрушен! Значит, ему что-то или кто-то угрожает…». – думал Говард. «Человек из сна сказал, что я должен спасти Эспедос». Сон настолько явственно опять всплыл в его памяти, что Говард на мгновение потерял чувство реальности. «Кто вы?» - тихо опять спросил незнакомец, глядя ему в лицо. «Я пока не знаю, понимаете… все так странно…». – Говард сумбурно пытался объяснить свое появление здесь, по-видимому, это ему плохо удавалось, так как незнакомец вновь напрягся и опасливо оглянулся на толпу, внимательно наблюдавшую за ними. Наконец Говард собрался с мыслями и произнес: «Да, вы правы… Я не из этого города, но меня послали спасти его… Я наверное не смогу объяснить, как я здесь оказался, но поверьте, я не собираюсь причинять вам зла! Пожалуйста, помогите мне. Я ничего не знаю об этом Эспедосе…» Незнакомец опять подошел к нему и протянул свою ладонь.

- «Ги-сай. Это мое имя…  И почему-то я верю вам!»

-  «А что это за собрание?» - спросил Говард, указывая глазами на столпившихся людей, по-прежнему смотревших на них.

- «Это просто жители… Каждую восход Терций  мы собираемся на этом месте и обсуждаем новости» - ответил смуглый незнакомец.

- «А вы у них за лидера?» - спросил Говард

- «Лидер?!» - рассмеялся незнакомец. «От кого или чего вы собираетесь спасать Эспедос?» - Ги-сай, глядел Говарду прямо в глаза, словно пытаясь в них что-то прочитать.

- «В том то и дело, что я не знаю этого…  понимаете, мне снились странные сны, человек из моего сна сказал, что я должен спасти Эспедос». Новый знакомый вновь усмехнулся.

-  «Вы верите снам?!» Ги-сай достал из кармана тонкую трубку, похожую на маленькую дудку, и несколько раз взмахнул ею. Воздух наполнился приятным, ласкающим слух, мелодичным звуком…

 

Глава 6.

Тайная  жизнь города. Птицы не то, чем они кажутся.

Через  некоторое  время где-то вверху раздался пронзительный писк, и Говард, задрав голову,  увидел  быстро снижающуюся  разноцветную птицу.  По мере ее приближения,  он невольно отступил несколько шагов назад и  удивленно выдохнул.  Птица была очень красива, ее цветные перья ярко переливались, и было такое ощущение, что вся она просто светилась. Больше всего поразили ее глаза,- выражавшие чрезвычайный ум… Птица цепко смотрела на него не моргая, и Говарду стало как-то не по себе от этого взгляда.  Птица неожиданно вспорхнула с земли и уселась прямо на плечо к незнакомцу.

- «Это мой криг». – произнес Ги-сай.

- «Криг?!» - удивленно спросил Говард

- «Странно, что вы не слышали про них» - в свою очередь удивился смуглый незнакомец. «Эти птицы, по сути, -  великая святыня для нас!» - голос

Его  выражал искреннее восхищение.

- «Разве вы не видите, что это не просто птица, она…»

- «Да, я заметил» - произнес Говард, подняв глаза на плечо незнакомца.  Птица, словно изучая, продолжала внимательно смотреть на него.

«Они есть у каждого жителя» - продолжал Ги-сай – «Когда исполняется 12 лет, нас уводят в подземелье под городом , и там есть огромная пещера, в ней и живут криги. Каждый из нас выбирает себе своего и уходит вместе с ним на поверхность.  Они наши глаза и уши, и у нас с ними сильная связь на всю жизнь. Эти птицы помогают нам засыпать и уходить в забвение, что бы воссоединиться с  Великой Монадой».

 - «Удивительно, но я мало что понял из вашего рассказа… Откуда эти птицы, и кто построил этот Эспедос?» - спросил Говард, обводя рукой окрестности.

- «Вы ошибаетесь! Эспедос – это город глубоко под поверхностью того места, что вы видите сейчас. А это всего лишь малая надстройка над Ним…

- «Малая надстройка!!! Ах вот как! Эспедос под землей!» - Говард с трудом сдержал возглас удивления. 

- «Ну да, под землей… Можно и так сказать» - задумчиво ответил Ги-сай, не отрывая восторженного взгляда от своего Крига.

- «И вы знаете, как туда попасть?» - спросил Говард, переводя свой взгляд на птицу. Ги-сай, наконец-то, отвлекся от любования Кригом и испугано посмотрел на Говарда.

- «Что вы! Оттуда не возвращаются! Понимаете, там все по-другому…  В общем, я ни за что не пойду и вас попробую отговорить от этого опасного мероприятия» - Ги-сай сбивчиво бормотал под нос, как вдруг, птица, взмахнув тяжелыми крыльями, слетела с его плеча и, сделав круг над ними, быстро взмыла ввысь и исчезла.

- «Ну вот! Что вы наделали…» - Ги-сай с грустью смотрел вслед птице, плечи его поникли. Говарду захотелось как-то ободрить своего собеседника, но он не знал, что нужно делать. Он подошел к нему и положил свою руку на плечо. Ги-сай вздрогнул от неожиданности и обернулся. Попытка улыбнуться выглядела слабой и натянутой, и Говард понял, что ему хотя бы на время нужно оставить своего собеседника. Он пошел по направлению к красивому сооружению на площади

 

 Продолжение следует...

 

                                                                           

 Добавить тег:



Настроение:
Музыка:
Опрос
 

прикрепить опрос
Связи
Связи — логичная штука, позволяющая подсказать слушателю полезные материалы по теме. О-го! →
Добавить связь:      
 
Пока нет связей.
Опции





запись видна всем
запись видна только моим друзьям
запись видна только мне (режим черновика)


разрешить комментарии в этой записи
Аватар
          

Вы можете загрузить аватары, чтобы назначить их разным записям, так будет прикольнее.
          

 

9 ▲
11 December 2011 9:26
Never-off
33 comments
У вас есть, как вам кажется, подходящий трек для следующего выпуска The...
http://soundfactory.re
[URL=http://promodj.com/D...
it's over
Слушайте и расслабляйтесь! Спасибо музыкантам, друзьям и коллегам с Промодж....
Слушайте и расслабляйтесь! Холодное Течение Жизни в Пространстве . Летайте...