One World. One Future. 
BlogTags → Барселона

Из точки А в точку Б [надежда умирает последней]

Каждый день в Амстердаме радовал непредсказуемой погодой, угадать которую можно было примерно с такой же вероятностью, как поставить на число в рулетке. Я намеренно написал слово Радовал без кавычек — да, иногда от дождя и встречного ветра у меня живот примерзал к позвоночнику, но меняющееся каждые полчаса небо — это очень интересно и необычно. Тем не менее, за всеми удовольствиями я понемногу начинал задумываться о планировании обратного пути.



01. В один из дней я случайно обнаружил, что авиакомпания KLM продаёт специальные коробки для транспортировки велосипедов. И несмотря на то, что у меня был чехол, я загорелся идеей на обратном пути упаковать велик в такую коробку. Как-никак это дополнительная гарантия сохранности верного друга. Вечером накануне вылета я подошёл в офис KLM и поинтересовался, как это работает. Мне предложили зайти с утра, пообещав, что всего за 25 евро я смогу стать счастливым обладателем вожделенной тары. И данная новость приятно согревала в этот промозглый вечер по пути в отель.



02. Утро не всегда бывает добрым. Утром работала другая смена, и она наотрез отказалась продавать коробку. Мотивация проста: вы летите другой авиакомпанией. Коробки продаются исключительно тем пассажирам, кто выбрал для своего путешествия рейсы KLM.



03. Но ведь вполне логично предположить, что раз такие удобства своим клиентам предлагает национальный перевозчик Нидерландов, то аналогичные блага своим клиентам может преподнести и сам аэропорт? Я отправился на разведку по терминалу. Выяснилось, что коробки для велосипедов «от Схипхола» действительно существуют. Но никто из опрашиваемых работников аэропорта не знал, где их найти. Кто-то из работников считал, что мне нужно пройти в правое крыло терминала, подняться наверх, и поискать там. Кто-то отправлял меня в левое крыло в подвал, хотя и не был уверен в правильности этого направления. В итоге коробку я нашёл. Поразмыслив головой на тему, что велосипед в коробке — это в любом случае багаж, бразды правления были переданы ногам, которые и привели меня в камеру хранения. В которой на самом видном месте красовались огромные вело-коробки стоимостью в 23 евро за штуку. Прежде чем купить её, я смотался на экспрессе в город, и посетил магазин дайверского снаряжения. Дорога до ставшим почти уже родным Scuba Center Amsterdam и обратно до аэропорта c использованием трамвая номер 4 и железной дороги заняла примерно два часа.



04. Допереть картонную тару до отеля оказалось непросто. Будучи установленной на багажную тележку, коробка отчаянно парусила. Сильный встречный ветер сильно препятствовал движению. Но это было полбеды. Беда пришла, когда я, поместив велосипед в коробку, отправился обратно, на вылет. Ветер из встречного автоматически превратился в попутный. И тележка не просто ехала сама. Её еле удавалось остановить для того, чтобы пропустить едущий автобус или автомобиль. Думаю, я легко мог бы и сам сесть на тележку. И за счёт энергии ветра, превращающей коробку в парус, доехать верхом до терминала.



05. За всеми передрягами, связанными с подготовкой к вылету, я как-то упустил время. Оно в моём распоряжении ещё имелось, но имелось в количестве, соответствующем самому жёсткому минимуму. Оставалось лишь надеяться на то, что дружелюбные и прекрасные во всех отношениях люди, работающие в аэропорту, окажут мне всяческое содействие. Я даже предвкушал сытный обед на высоте 10.000 метров. Но…



06. Девушка на стойке регистрации невзлюбила меня с первого взгляда. К сожалению, не помню её имени, назовём её… Франческа.
Честное слово, я не знаю, в чём была причина такого отношения. Может быть, её когда-то сбил велосипедист? Но факт остаётся фактом: сначала она въедливо изучала билеты и документы, затем с ехидной улыбкой отправила меня с великом в другое крыло терминала в офис авиакомпании, а после долго выясняла, действительно ли правила перевозки велосипеда не ограничивают сумму измерений (длины, ширины и высоты) его упаковки. Хотя предварительно я заботливо распечатал всю необходимую информацию с сайта перевозчика, и при регистрации всё это показал. Надежда улететь растворялась, словно силуэт лайнера за глянцевым стеклом терминала…



07. Финалом иезуитской пытки стала сцена под кодовым названием «разбей компьютер».
— О, а это что?», — с плохо скрываемым торжеством дамочка вылетела из-за стойки, схватила мой рюкзак с ноутбуком, фотоаппаратом и оптикой, и швырнула его на весы.
— О, мой бог, прошу вас, полегче, это электроника, — пытался было взмолиться я.
Но веселье только начиналось.
Рюкзак весил 10,8 килограмм вместо разрешённых десяти. Восемьсот грамм, красными цифрами отобразившиеся на дисплее весов, таким же красным огнём отразились в светящихся от возбуждения глазах девушки.
— Это — багаж, — тоном, не допускающим возражений, воскрикнула она.
— Нет — нет — нет, — заорал я почти что фальцетом.
— Да — да — да, — радостный голос оппонентки звучал ещё на полтона выше.
Диалог фатально затягивался… Прозвучало предложение вынуть из рюкзака фотоаппарат. Или ноутбук. Да что угодно… Ничто из вышеперечисленного не помогало.
— Да что же я вам такого сделал?, — сил бороться и спорить почти не осталось. Времени не оставалось тоже. Плоский штопор. Настоящая катастрофа.



08. И в этот момент я узнал, где же у неё кнопка. Франческа относилась к тому типу сотрудников, которые категорически не могут терпеть не просящих снисхождения пассажиров. Ей нужно было проявить свою заботу, без этого работа не приносила человеку морального удовлетворения. Стоило добавить в диалог лёгкие ароматы мольбы и безысходности, как ситуация моментально вернулась в нормальное русло. На лице Франчески появилась улыбка, и мне даже пожелали счастливого пути. И не заставили сдавать фоторюкзак в багаж. Однако, прежде чем увидеть приветливые улыбки бортпроводников, предстояло пройти огонь, воду, и медные трубы.



09. До вылета оставалось 30 минут, у турникетов спецконтроля извивалась огромная очередь. Это был бы провал, если бы не случайно оказавшийся в бумажнике козырь. «Элитная», как её называют, карта альянса One World. Хотя фактически полёт выполнялся авиакомпанией Vueling, это был совместный рейс с Iberia, входящей в альянс One World. И билет у меня был куплен именно на блок мест Iberia. Со всеми вытекающими отсюда хорошими последствиями в виде возможности воспользоваться некоторыми привилегиями.



10. Паспортный контроль и досмотр я прошёл без очереди через отдельный коридор, и оказался у гейта за 5 минут до его закрытия. Их хватило ещё на распитие бутылки водки чашечки кофе. Полёт мне не запомнился. Я пытался заглянуть за горизонт и всё ещё не мог изгнать мандраж от прохождения предполётных формальностей.



11. По заранее составленному плану, который казался мне невероятно продуманным и во всех смыслах безотказным, в аэропорту Барселоны велосипед надлежало сдать в камеру хранения. И далее налегке лететь на Ибицу. С этими мыслями я и покинул лайнер, не забыв по пути заглянуть в кокпит.



12. Чем надёжнее ваш план, тем больше вероятность того, что где-то случится системный сбой. Я радостно катил тележку с великом по глянцевому полу первого терминала аэропорта EL Prat, с азартом преодолев несколько лифтов. В лифт коробка с велосипедом входила плотно, без зазоров, как поезд входит в горный тоннель. Буравя воздух и превращая свет во тьму.
Радостная улыбка медленно сползла с моего лица в полутёмных недрах камеры хранения. Два слова прозвучали из уст девушки, словно приговор.
Нет мест.



13. Я чуть не сел на пол. Это был крах. Этот пункт моего плана не предусматривал никаких сбоев, и «запасных аэродромов» на случай непогоды в полётном плане не было. Да что за день такой сегодня?
Но день уже завершался, и нужно было как-то завершить сопутствующие ему мучения. И с лёгким сердцем и радостью в душе начать день новый, вынырнув из всё глубже засасывающей чёрной пучины безнадёги.



14. Мне удалось найти такси-минивэн. После того, как все кресла были сложены, коробка с велосипедом легко уместилась в салоне. Пока мы ехали в отель, разбалансированные шестерёнки мозга отчаянно скрипели, формируя новый план действий взамен предыдущего, пришедшего в полную негодность.
Согласно новой идее, велосипед нужно было оставить в отеле. На два дня. Наверняка в отеле есть камера хранения. Всё же, мы не в Амстердаме. Ночное шоссе стремительно летело навстречу, глаза слипались, смертельно хотелось спать. В этот момент очень хотелось превратиться в рыбку – клоуна, которой стоит лишь нырнуть в заросли актинии, чтобы оказаться дома…



15. Приветственная улыбка на лице администратора гостиницы прожила недолго. «Хотите оставить на два дня велосипед, а сами улететь на Ибицу? Да вы с ума сошли»!
Да, кажется я и правда сошёл с ума. Но, как ни странно, именно это и помогло.
В этом отеле тоже не было камеры хранения. Но около стойки Reception была стена, вдоль которой стояло множество горшков с растениями. Цветами, кустами, и даже невысокими деревьями. Все эти горшки я убрал, придвинул к стене коробку с велосипедом, а затем вернул заросли на место. Получился «рояль в кустах». И его совсем не было видно. Утром я пожелал доброму администратору хорошего дня, долгих и счастливых лет, и всех благ, какие только существуют на свете. И с лёгким сердцем вернулся в аэропорт и улетел на Ибицу.



16. 14 euro. Именно столько стоит маленькая баночка Red Bull(а) в клубе «Pacha» (Ибица).
Тут же, в двух шагах от барной стойки прдлагается полный ассортимент нелегальных аналогов, стимулирующих к бодрствованию.
Клубная аудитория, кажется, без особых раздумий делает свой выбор в пользу последних достижений химической промышленности, и с азартом изменяет восприятие реальности прямо на танцполе. Тесновато, но безумной толкотни нет, небольшая очередь на входе в клуб формируется, скорее, из имиджевых соображений.
Люди вежливы, неагрессивно толкаются; и лишь девушки, танцующие с сумочками на плече, иногда неосторожным движением сбивают с ног несколько человек разом.

Звук — зачёт, вибрирует всё тело, барабанные перепонки просят пощады. Танцпол, на мой взгляд, несколько захламлён диванами, предназначенными для VIP-гостей. Тем, кто пришёл танцевать, а не сидеть, несколько тесновато.
DJ Sasha, стартовав в половине второго ночи с подборки Dark Progressive треков, спустя час заметно поменял sound. В сторону более беззаботного и местами вокального музыкального сегмента, отдалённо напоминающего звучание Swedish House Mafia. На выходе группа наших соотечественников живо дискутирует на тему «Ибица уже не та». Где-то что-то подобное я уже слышал. :)



17. Закаты, рассветы… Они особенно прекрасны, если встречать и провожать их в пути.



18. В общем-то, этим в данный момент я и занимаюсь. :)
1 ▲
21 November 2011 17:02
no comments

Из точки Б в точку А [Барселона – Амстердам]




01. Гениальную песню, конечно, написал Freddie Mercury. Barcelona…



02. С утра до вечера в лазурном небе над нами растворялись, словно ранние октябрьские снежинки, крылатые машины.



03. Бесконечно прекрасный город, успокаивающий нежным морским бризом и, одновременно, обжигающий горячим южным дыханием, щекочущий барабанные перепонки раскатистым эхом реактивных двигателей…



04. Неделя рассветов c лайнерами в весёлых ливреях, неделя вечеров с ароматной Seafood паэльей… Эта прекрасная во всех отношениях неделя стремительно уходила за горизонт.



05. Вечер перед отлётом мы посвятили походу в гости к Марку. Пока Инал с Александром с открытыми от удивления ртами знакомились с раритетами коллекции Safety Cards устроителя вечеринки, я пытался удержать вываливающуюся челюсть, рассматривая музыкальную коллекцию его папы.
Папе Марка уже за 50, но он, как говорят в тусовке, «реальный чувак». Слушает Depeche Mode, Queen, Nirvana, Doors, не пренебрегает джазом и классикой. Дисками и пластинками уставлен огромный стеллаж, занимающий полкомнаты. Меломан!
Жемчужиной вечера стала паэлья, приготовленная мамой Марка. Однако, блюдо радовало взор недолго, и было мгновенно уничтожено варварами из России.



06. К перелёту в Амстердам я готовился с противоречивыми чувствами, поскольку накануне получил письмо из авиакомпании. В нём чёрным по белому было написано, что перевозка велосипеда на этом рейсе невозможна.



07. Однако, ранним утром 18-го сентября я разобрал и упаковал своего железного коня, а парни подбросили меня в аэропорт.



08. Не доходя метров двадцать до стойки регистрации я притормозил, и с некоторым усилием натянул на физиономию гримасу отчаяния. Нужно было самому поверить в то, что громоздкая «тушка» со спицами и подшипниками – это часть меня самого, и расставание с ней повлечёт невыносимые страдания, ишемическую болезнь сердца и сердечно – лёгочную реанимацию.

Сотрудники на стойках Check In были прекрасно осведомлены о том, насколько дорога в Испании медицина. Прикинув, в какую сумму для бюджета авиакомпании выльется скоропостижная смерть туриста на борту от сердечного приступа и последующая репатриация его тела, они отправили меня с велосипедом к ленте транспортёра, предназначенного для отправки негабаритного багажа. Viva Испания! Велосипед летит со мной! При посадке мне удалось зафиксировать момент погрузки багажа на борт, и увидеть, собственно, своего верного «коня». Его нежно укладывали на ленту транспортёра, ведущую в тёмное чрево багажного отделения лайнера.



09. В Амстердаме я первым делом отправился в свой любимый CitizenM Hotel, благо расположен он в паре сотен метров от терминала. Отель этот замечателен тем, что лёжа в кровати можно делать примерно такие снимки. Ещё до поездки я списался с менеджментом отеля, и получил в ответ ободряющее письмо, в котором говорилось, что меня ждут. С нетерпением. Но без велосипеда. Велосипед в отеле хранить негде.



10. На месте в качестве исключения мне разрешили оставить велосипед на одну ночь в офисе. Но нужно было что-то придумать на оставшиеся трое суток. Я решил не забивать себе голову мыслями, а решать проблемы по мере их поступления. Переживём первую ночь, а там видно будет. С этими мыслями я отправился обозревать окрестности.



11. Споттерская площадка на крыше терминала встретила свинцовыми тучами, брызгами дождя, и пронизывающим до костей ветром. Впрочем, я прекрасно понимал, что прятаться от непогоды нет смысла – к ней нужно привыкать. В противном случае лучше вообще не выходить из отеля.



12. Еще находясь в Барселоне я присмотрел в одном из магазинов куртку. Стоила 99 евро, и прелесть её заключалась в том, что была она полностью водонепроницаема. Почти как «сухой» гидрокостюм. :)
Покупать чудо фэшн-индустрии я не стал, как-то стало жалко денег. Сожаления о несделанной покупке преследовали меня все четыре дня, поскольку с утра и до вечера я успевал промокнуть до нитки по несколько раз. А нестихающий ветер превращал тело в мокрой одежде в сосульку.



13. Итак, распорядок каждого из четырёх дней в Амстердаме был примерно следующим.
Я просыпался, шёл в терминал, где завтракал в одной из кафешек. Потом возвращался в отель, садился на велосипед, и ехал вокруг лётного поля. Взлётно-посадочных полос в Схипхоле не одна, не две, и даже не три. Их пять. Поэтому крутить педали приходилось почти без остановки. Вот какой путь я проделал в первый день:



14. Снимать взлетающие и садящиеся лайнеры в Схипхоле – одно удовольствие. Во многих местах забор, ограничивающий территорию лётного поля, попросту отсутствует. Его с успехом заменяют каналы, в которых плавают утки.



15. Но, несмотря на получаемое ежеминутно эстетическое удовольствие, я постоянно помнил об одной проблеме. Этот червь постоянно ворочался в моём мозжечке. Велосипед. Где хранить велосипед?
К решению проблемы пришлось подойти творчески. Хранить велосипед в номере нельзя. На улице его нельзя хранить тоже. Значит… Значит его нужно хранить в номере, но хранить так, чтобы было можно. Как это сделать?
Все постояльцы отеля приезжают с чемоданами. Чемоданы на улице хранить никто не заставляет. Чемодан в номере – это священное право любого туриста. Значит нужно превратить велосипед в чемодан. Как эта мысль не пришла мне в голову раньше? :)



16. Итак, решение нашлось. Каждый вечер я возвращался в отель, намотав несколько десятков километров. Разбирал велосипед на части до состояния полуфабриката, упаковывал его в чехол, и нёс за ручку в номер. Точно также, как несут чемодан. Нужно было видеть глаза персонала, когда я шёл с великом в номер в первый раз. Глаза были широко раскрыты от удивления. Удивление быстро сменилось смехом. Этот смех я слышал каждый вечер хотя, казалось бы, к этому зрелищу можно было уже и привыкнуть. Но привыкать никто почему-то не желал, и сквозь начищенные до зеркально блеска стекла холла постоянно кто-то смотрел на то, как турист из России орудует гаечным ключом.



17. Несмотря на кажущуюся из-за отсутствия во многих местах лётного поля ограждений беспечность, службы безопасности Амстердамского аэропорта не зря едят свой хлеб. В один из дней я подъехал с камерой почти вплотную к рулёжной дорожке. Естественно, не нарушая при этом охраняемого периметра аэропорта. То есть, я стоял на берегу канала, который служит естественным ограждением. Но канал был узенький, его ширина не превышала трёх метров, и при желании преодолеть эту границу можно было за пару секунд. Тут же подъехала машина Службы Безопасности. Секьюрити не стали выходить. Они просто припарковались напротив меня, и наблюдали за происходящим из салона. Я тоже не шевелился, и растерянно пялился на них. Так мы изучали друг друга несколько минут.



18. Потом я подумал, что раз, собственно, целью моего визита является споттинг, то нечего терять время. Машина с мигалкой постояла ещё минут двадцать и, резко сорвавшись с места, уехала.



19. Жить в аэропорту четыре дня – незабываемый экспириенс. Можно полностью проникнуться атмосферой и энергетикой воздушной гавани. Спешащие на вылет пассажиры, толпы встречающих, стайки экипажей… Не прекращающееся ни на минуту броуновское движение, которое лишь на первый взгляд кажется хаотичным.



20. Начинать день с завтрака в ресторане на Panorama Terrace, где сахарная пудра, которой посыпаны ароматные блинчики, высыпана не как-нибудь, а силуэтом лайнера. Заходить перед сном в затихающий после дневной суматохи терминал, и покупать себе в супермаркете что-нибудь на ужин. Пить кофе, сидя на стойке шасси, которая красуется прямо посреди холла терминала, наблюдая при этом за снующими туда-сюда людьми.



21. Мощно закрученный водоворот эмоций, туго переплетённый клубок маршрутов, чётко работающий транспортный механизм. Сердце, денно и нощно отправляющее лайнеры по кровеносным сосудам – воздушным коридорам. Это – аэропорт.


0 ▲
7 November 2011 22:03
no comments

Один день из…

Если вы соберётесь запротоколировать подробности одного дня своей жизни достоверно, первое, что нужно сделать – положить перед сном рядом с кроватью камеру. Потому что первый кадр должен появиться сразу же, как вы открыли глаза и включили свет. Ни секундой позже. И лишь потом можно приступать к обычно утренней программе: чистка зубов, чашка кофе, поиск ключей от входной двери…
Чистота эксперимента – превыше всего!
И сразу добавлю – буду рад, если кто-то из «одножэжэшников» присоединится к флешмобу «Один день из...».



01. Первый кадр, сделанный 13 сентября в 00:33 полчился таким. Котэ, спавшему рядом, сложно объяснить, зачем просыпаться в то время, когда все нормальные люди только ложатся спать. Но у меня был утренний вылет, и до старта в аэропорт нужно было успеть ещё многое сделать.



02. Быстро сообразив, что кровать ему греть сегодня больше не будут, кошак переместился на своё любимое тёплое место. Многие ругают компьютеры Apple за повышенную теплоотдачу, но, мне кажется, Стив Джобс просто очень любит котов, и переживает, чтобы хвостатые друзья не мёрзли. :)



03. Я извиняюсь за такое количество кошачих подробностей, но если вы уезжаете надолго, и поручаете кормление друзьям или близким, на всякий случай стоит оставить максимально большое количество еды и воды.



04. А далее приступаем к самому ответственному этапу. Сборы. Поскольку мне предстоял полёт с велосипедом, и не было никакого желания в пункте назначения обнаружить, что по дороге железный конь пришёл в негодность, подвёргшись надругательствам в багажных отделениях аэропортов, необходимо было с максимальной тщательностью упаковать его.



05. Первый этап – демонтаж переднего колеса, педалей, и сиденья.



06. Для того, чтобы вилку нечаянно не сломали, необходимо что-то вставить в просвет, ранее занятый передним колесом. Подходящий по размеру предмет – аудиокассета. Она идеально встала на место, миллиметр в миллиметр.
Пластиковая карта защищает колодки на тот случай, если ручку тормоза нечаянно нажмут.



07. Самая нежная часть велосипеда – звёздочки, цепь, и механизмы им сопутствующие.



08. Здесь в качестве защиты используем коробку от домофона, предварительно прорезав в ней щели для цепи и рамы.



09. После снятия руля и сиденья, крепим всё к раме скотчем. Бумажные полотенца необязательны, я их использовал, чтобы не перепачкать раму и другие части несмываемым клеем. Уже потом мне пришла в голову мысль, что скотч удобнее заменить пластиковыми хомутиками, которые продаются почти в любом хозяйственном магазине. Но в этот раз был скотч.
Готовую «тушку» помещаем в чехол. Чехол с утра в спешке я сфотографировать забыл, но кадры велика в чехле, возможно, всплывут позднее.



10. За те два года, что я не летал с велосипедом, правила его перевозки «Аэрофлотом» изменились. В лучшую сторону. Если раньше необходимо было предварительно согласовывать перевозку с авиакомпанией, отправляя запрос и ожидая его подтверждения; а также соблюдать лимит по сумме трёх измрений (что-то около 160 сантиметров по сумме длины, ширины и высоты), то сейчас размер игнорируется. Велосипед считается просто как одно место багажа. Однако, эти правила стоит распечатать и взять с собой – на случай того, если сотрудник на стойке регистрации этих тонкостей не знает. Распечатать лучше и на русском, и на английском языках.
Забегая вперёд, хотел бы предостеречь любителей острых ощущений: у всех авиакомпаний правила перевозки велосипедов разные. Стоит заранее очень тщательно изучать сайты авиаперевозчиков и продумывать маршрут, чтобы потом не попадать в неприятные ситуации.



11. Контрольную точку – проезд шлагбаума аэропорта, я преодолел в 07:19 утра. По дороге к стойке регистрации на всякий случай заглянул в оформленную успокаивающими, зелёными красками таможню, и заполнил декларацию о временном вывозе велосипеда. Парни в форме меня отговаривали, но я подумал, что наличие бумажки – куда лучше, чем её отсутствие и, дабы на обратном пути у фискальных органов не возникало лишних подозрений… В общем, бумажку я проштамповал, и положил в карман.



12. В 07:37, отгоняя машину на парковку, я заехал под глиссаду. Туманище стоял жуткий, но самолёты-призраки выныривали из зловещей гущи, и скрывались за забором. Значит есть надежда, что улетим по расписанию.



13. Паспортный контроль, 08:19. Сонные граждане России позёвывают, вспоминая о покинутой пару часов назад тёплой кровати.



14. В этой поездке я посетил несколько бизнес-залов Sky Team. Могу сказать, что выбор съестного одинаково беден почти везде, не только у нас. Вероятно, это просто такой стандарт Sky Team – положить пару разновидностей бутербродов для бизнес-пассажиров. Для сранения, вот что предлагает в своих бизес-залах Star Alliance: http://alexey-viper.livejournal.com/155296.html



15. На часах 10:10 утра. Хмурая пелена над головой ещё давит, но время, когда она окажется далеко внизу, неотвратимо приближается.



16. Свобода!



17. Пара часов полёта, и облака исчезают практически полностью, обнажая земной рельеф под крылом.



18. В аэропорту Барселоны меня встречали господа [info]urmn и [info]air_raser. Ну как встречали – они добросовестно отстреливали пролетащие борта со споттерской площадки и, завидев серебристый фюзеляж «Аэрофлота», тут же отписались приветсвенным сообщением с предложением немедленно приехать. Но мне хотелось приключений, и в отель я решил ехать на велосипеде. Главной проблемой после сбора велика оказалась дилемма: как переодеться? Из холодной Москвы я улетал в штанах, а в Барселоне температура около тридцати, солнце стоит в зените. Нужно одеть шорты. Но вокруг толпы людей.
Выход из ситуации был найден: я отошёл к торцу здания терминала, и соорудил что-то наподобие кабинки. В роли стен выступили велосипед, багажная тележка и железобетонная колонна.



19. Бодро стартовав, я столкнулся с новой сложностью. Дорога, ведущая из Терминала 1, не предполагает движения по ней велосипедистов. После того, как я упёрся в соответсвующий запрещающий знак, была предпринята попытка найти другой путь. Но объехав терминал по кругу я понял, что выхода нет. С одной стороны терминал ограничен болотом, с другой – лётным полем. И «прощемиться» было решительно негде. Всюду я упирался вот в такие заборы. В итоге пришлось часть пути преодолеть по сточной канаве, идущей вдоль шоссе.



Но даже покинув территорию аэропорта я не мог предполагать, что мучения только начинаются. Повсюду я упирался в дороги, по которым на велосипеде ехать нельзя, и в попытке их объехать был полностью дезориентирован. Побывал в каком-то таксопарке, надышался вонью в промзоне, и лишь после этого решил искать помощи у местного населения.
Я имел при себе карту, которую вы видите ниже. Синей линией на ней обозначен мой предполагаемый маршрут. Однако, почти все опрашиваемые на просьбу показать пальцем, где я нахожусь, тыкали в совершенно разные места.
Так появилась толстая красная линия – маршрут, который получился в итоге. :) На последних метрах я уже изнемогал от боли в плечах, тяжёлый рюкзак за спиной сильно мешал устойчивому движению, провоцируя раскачивание, а также превращая жизнь в ад на затяжных подъёмах.
Я уже давно отправил ребятам смс с просьбой меня сегодня не ждать, потому что предсказать время своего появления не мог даже приблизительно. В финале почти четырёхчасового путешествия голову несколько раз посещала предательская мысль образумиться, и сесть в такси. Но сдаваться на, быть может, последних ста метрах?



20. Когда перед глазами я увидел эту табличку, внутри случился просто праздничный салют. Наверное, такие же чувства посещали наших предков, когда они после сорокалетнего хождения по пустыне… :)



21. Отель «Canal Olimpic» был выбран для проживания исходя из того, что из него очень удобно совершать автомобильные набеги в аэропорт в споттерских целях. Собственно, сам канал, по которому на лодках взад – вперёд носятся гребцы, я сфотографировал по дороге.



22. Ну а спустя час, в течение которого я успел перевести дух и забраться в душ, приехали Инал [info]urmn и Саша [info]air_raser.
Их предложение немедленно отправиться на разведку споттесрких мест я приянл с радостью. Но к увиденному, как выяснилось, был абсолютно не готов. Скажем прямо – у меня случился культурный шок.
Начнём с того, что споттеров в Барселоне любят и лелеют. Для них строят удобные и просторные вышки, с которых можно снимать вот такие кадры.



23. В канавах вокруг аэропорта плавают не пустые пластиковые бутылки и окурки. В них плавают черепахи… Популяция Тортилл достигла, кажется, критических величин. На одном камне могут сидеть сразу по несколько особей, подставив солнцу свои красные уши.



24. Первая точка, куда меня привезли, была оборудована бетонными лежаками. Бетонными, но тёплыми от лучей жарившего весь день солнца, и настолько удобными, что хотелось взять спальный мешок и остаться там ночевать. Шок был невероятным. Да, я не смог сдержать нахлынувших эмоций и, от увиденного, разрыдался. :)



25. Траффик невероятный, интервал между бортами – не более минуты.|



26. Несмотря на наступившую темноту и ожидающую нас паэлью, уйти решительно не представлялось возможным.



27. С каждым новым бортом мы давали друг другу обещания, что «следующий будет крайним, и едем». Но ноги отказываались идти.



28. Ночной аэропорт искрами огней, вспышками стробоскопов заходящих на посадку лайнеров, звоном растревоженного спутным следом воздуха приковывает, не отпуская от себя.
Даже комары, целыми эскадрильями пикируюшие сверху, не могли заставить нас уйти.
Этот волнительный плен и сейчас вспоминается сладким, волшебным сном. Сном, который в Басрелоне стал реальностью.

0 ▲
28 September 2011 6:35
no comments