One World. One Future. 
Blog

Из точки Б в точку А [Барселона – Амстердам]




01. Гениальную песню, конечно, написал Freddie Mercury. Barcelona…



02. С утра до вечера в лазурном небе над нами растворялись, словно ранние октябрьские снежинки, крылатые машины.



03. Бесконечно прекрасный город, успокаивающий нежным морским бризом и, одновременно, обжигающий горячим южным дыханием, щекочущий барабанные перепонки раскатистым эхом реактивных двигателей…



04. Неделя рассветов c лайнерами в весёлых ливреях, неделя вечеров с ароматной Seafood паэльей… Эта прекрасная во всех отношениях неделя стремительно уходила за горизонт.



05. Вечер перед отлётом мы посвятили походу в гости к Марку. Пока Инал с Александром с открытыми от удивления ртами знакомились с раритетами коллекции Safety Cards устроителя вечеринки, я пытался удержать вываливающуюся челюсть, рассматривая музыкальную коллекцию его папы.
Папе Марка уже за 50, но он, как говорят в тусовке, «реальный чувак». Слушает Depeche Mode, Queen, Nirvana, Doors, не пренебрегает джазом и классикой. Дисками и пластинками уставлен огромный стеллаж, занимающий полкомнаты. Меломан!
Жемчужиной вечера стала паэлья, приготовленная мамой Марка. Однако, блюдо радовало взор недолго, и было мгновенно уничтожено варварами из России.



06. К перелёту в Амстердам я готовился с противоречивыми чувствами, поскольку накануне получил письмо из авиакомпании. В нём чёрным по белому было написано, что перевозка велосипеда на этом рейсе невозможна.



07. Однако, ранним утром 18-го сентября я разобрал и упаковал своего железного коня, а парни подбросили меня в аэропорт.



08. Не доходя метров двадцать до стойки регистрации я притормозил, и с некоторым усилием натянул на физиономию гримасу отчаяния. Нужно было самому поверить в то, что громоздкая «тушка» со спицами и подшипниками – это часть меня самого, и расставание с ней повлечёт невыносимые страдания, ишемическую болезнь сердца и сердечно – лёгочную реанимацию.

Сотрудники на стойках Check In были прекрасно осведомлены о том, насколько дорога в Испании медицина. Прикинув, в какую сумму для бюджета авиакомпании выльется скоропостижная смерть туриста на борту от сердечного приступа и последующая репатриация его тела, они отправили меня с велосипедом к ленте транспортёра, предназначенного для отправки негабаритного багажа. Viva Испания! Велосипед летит со мной! При посадке мне удалось зафиксировать момент погрузки багажа на борт, и увидеть, собственно, своего верного «коня». Его нежно укладывали на ленту транспортёра, ведущую в тёмное чрево багажного отделения лайнера.



09. В Амстердаме я первым делом отправился в свой любимый CitizenM Hotel, благо расположен он в паре сотен метров от терминала. Отель этот замечателен тем, что лёжа в кровати можно делать примерно такие снимки. Ещё до поездки я списался с менеджментом отеля, и получил в ответ ободряющее письмо, в котором говорилось, что меня ждут. С нетерпением. Но без велосипеда. Велосипед в отеле хранить негде.



10. На месте в качестве исключения мне разрешили оставить велосипед на одну ночь в офисе. Но нужно было что-то придумать на оставшиеся трое суток. Я решил не забивать себе голову мыслями, а решать проблемы по мере их поступления. Переживём первую ночь, а там видно будет. С этими мыслями я отправился обозревать окрестности.



11. Споттерская площадка на крыше терминала встретила свинцовыми тучами, брызгами дождя, и пронизывающим до костей ветром. Впрочем, я прекрасно понимал, что прятаться от непогоды нет смысла – к ней нужно привыкать. В противном случае лучше вообще не выходить из отеля.



12. Еще находясь в Барселоне я присмотрел в одном из магазинов куртку. Стоила 99 евро, и прелесть её заключалась в том, что была она полностью водонепроницаема. Почти как «сухой» гидрокостюм. :)
Покупать чудо фэшн-индустрии я не стал, как-то стало жалко денег. Сожаления о несделанной покупке преследовали меня все четыре дня, поскольку с утра и до вечера я успевал промокнуть до нитки по несколько раз. А нестихающий ветер превращал тело в мокрой одежде в сосульку.



13. Итак, распорядок каждого из четырёх дней в Амстердаме был примерно следующим.
Я просыпался, шёл в терминал, где завтракал в одной из кафешек. Потом возвращался в отель, садился на велосипед, и ехал вокруг лётного поля. Взлётно-посадочных полос в Схипхоле не одна, не две, и даже не три. Их пять. Поэтому крутить педали приходилось почти без остановки. Вот какой путь я проделал в первый день:



14. Снимать взлетающие и садящиеся лайнеры в Схипхоле – одно удовольствие. Во многих местах забор, ограничивающий территорию лётного поля, попросту отсутствует. Его с успехом заменяют каналы, в которых плавают утки.



15. Но, несмотря на получаемое ежеминутно эстетическое удовольствие, я постоянно помнил об одной проблеме. Этот червь постоянно ворочался в моём мозжечке. Велосипед. Где хранить велосипед?
К решению проблемы пришлось подойти творчески. Хранить велосипед в номере нельзя. На улице его нельзя хранить тоже. Значит… Значит его нужно хранить в номере, но хранить так, чтобы было можно. Как это сделать?
Все постояльцы отеля приезжают с чемоданами. Чемоданы на улице хранить никто не заставляет. Чемодан в номере – это священное право любого туриста. Значит нужно превратить велосипед в чемодан. Как эта мысль не пришла мне в голову раньше? :)



16. Итак, решение нашлось. Каждый вечер я возвращался в отель, намотав несколько десятков километров. Разбирал велосипед на части до состояния полуфабриката, упаковывал его в чехол, и нёс за ручку в номер. Точно также, как несут чемодан. Нужно было видеть глаза персонала, когда я шёл с великом в номер в первый раз. Глаза были широко раскрыты от удивления. Удивление быстро сменилось смехом. Этот смех я слышал каждый вечер хотя, казалось бы, к этому зрелищу можно было уже и привыкнуть. Но привыкать никто почему-то не желал, и сквозь начищенные до зеркально блеска стекла холла постоянно кто-то смотрел на то, как турист из России орудует гаечным ключом.



17. Несмотря на кажущуюся из-за отсутствия во многих местах лётного поля ограждений беспечность, службы безопасности Амстердамского аэропорта не зря едят свой хлеб. В один из дней я подъехал с камерой почти вплотную к рулёжной дорожке. Естественно, не нарушая при этом охраняемого периметра аэропорта. То есть, я стоял на берегу канала, который служит естественным ограждением. Но канал был узенький, его ширина не превышала трёх метров, и при желании преодолеть эту границу можно было за пару секунд. Тут же подъехала машина Службы Безопасности. Секьюрити не стали выходить. Они просто припарковались напротив меня, и наблюдали за происходящим из салона. Я тоже не шевелился, и растерянно пялился на них. Так мы изучали друг друга несколько минут.



18. Потом я подумал, что раз, собственно, целью моего визита является споттинг, то нечего терять время. Машина с мигалкой постояла ещё минут двадцать и, резко сорвавшись с места, уехала.



19. Жить в аэропорту четыре дня – незабываемый экспириенс. Можно полностью проникнуться атмосферой и энергетикой воздушной гавани. Спешащие на вылет пассажиры, толпы встречающих, стайки экипажей… Не прекращающееся ни на минуту броуновское движение, которое лишь на первый взгляд кажется хаотичным.



20. Начинать день с завтрака в ресторане на Panorama Terrace, где сахарная пудра, которой посыпаны ароматные блинчики, высыпана не как-нибудь, а силуэтом лайнера. Заходить перед сном в затихающий после дневной суматохи терминал, и покупать себе в супермаркете что-нибудь на ужин. Пить кофе, сидя на стойке шасси, которая красуется прямо посреди холла терминала, наблюдая при этом за снующими туда-сюда людьми.



21. Мощно закрученный водоворот эмоций, туго переплетённый клубок маршрутов, чётко работающий транспортный механизм. Сердце, денно и нощно отправляющее лайнеры по кровеносным сосудам – воздушным коридорам. Это – аэропорт.


отлично
0 ▲
7 November 2011 22:03
source
Пожалуйста, зарегистрируйтесь (это быстро!) или войдите, чтобы оставлять comments и делать ещё массу прикольных вещей.