Sign up
PR
135
Contacts
Mari
Main style: Darkstep
Favorite styles: Ambient, Ambient Dub, Dark Ambient, Drum & Bass, Dub, Dubstep, Grime, IDM, Jump Up, Neurofunk, Ragga Jungle, Reggae, Technoid, Techstep
DJ, producer
Location: Russia, Tomsk
Frequent visitor: UnderGround (Tomsk)
Was just once: Sous le météorite (Tomsk)
Please, register (it is quick!) or login to see contact information.
Сам у себя смотри! =)))
Гость и Хозяин

Комната с американской кухней, в кухне хлопочет хозяин, готовя угощение для гостя, которого ждет. Хозяин приговаривает:

– Вот это он любит и вот это...

Стол заполняется пятью блюдами. У стола два стула.

Стук в дверь, входит гость. Хозяин показывает, что очень рад гостю, и приглашает его сесть за стол. Гость садится. Хозяин радостно и влюбленно смотрит на гостя. Гость осматривает блюда и принюхивается к ним. Видно по нему, что он очень одобряет их. Однако он лишь выражает свое восхищение и желание, не показывая, что знает, что это для него.


Хозяин: Я очень прошу тебя покушать, потому что приготовил это все специально для тебя. Ведь я знаю, что именно это ты любишь. Я точно знаю все твои вкусы и привычки, знаю, что ты голоден, сколько ты можешь скушать, и потому приготовил все точно по твоему вкусу и точно в той мере, в которой ты сможешь все съесть, так чтобы ничего не осталось.

Если остается угощение после того как гость полностью насытится, то и хозяин, и гость будут недовольны. Хозяин недоволен, потому что он, очевидно, желает дать гостю больше, чем тот может взять. И гость от этого недоволен, потому что если и получит от хозяина все, что только может, все равно полностью хозяина не удовлетворит. Ему будет жалко, что осталось угощение, а он уже не может больше насладиться. Не будет же он по примеру древних греков принимать рвотное, чтобы искусственно вызвать в себе возможность снова наслаждаться угощением. Ведь это говорит о наличие какого-то недостатка в общем наслаждении.


Гость: Действительно, Ты приготовил мне то, что я именно люблю и желаю, и по виду, и по качеству, и по количеству. Только этого я и желаю в своей жизни – насладиться этим, и если приму все это, то, очевидно, обрету совершенное наслаждение.


Хозяин: Так прими же все это от меня и насладись и наслади меня этим.


Гость начинает поглощать угощение.


Гость: Но почему по мере принятия угощения, я перестаю наслаждаться? Принимаемое мною наслаждение гасит во мне голод и я все меньше ощущаю наслаждение. Чем ближе насыщение, тем меньше я наслаждаюсь! И вот я принял все угощение, и не осталось во мне ничего кроме одних воспоминаний, а само наслаждение пропало – оно присутствовало только в момент, когда я был голоден, а если голод пропадает, то пропадает и наслаждение. Теперь я получил то, чего так желал, и вот я остался без наслаждения, и ничего мне более не хочется и нечем наслаждаться!


Хозяин: Я сделал все что мог, для того чтобы ты насладился, и я не виноват в том, что само получение наслаждения уничтожает ощущение наслаждения, потому что исчезает тяга к нему. Как бы то ни было ты теперь наполнен тем, что я приготовил ради тебя.


Гость: Но получив все приготовленное тобою для меня, я даже не могу тебя благодарить, потому что перестал ощущать наслаждение от полученного от тебя! И самое главное, я чувствую, что ты дал мне, а я не дал тебе взамен ничего. Получается, что ты вызвал во мне чувство стыда, поставив меня в положение получающего и показав, что ты – дающий.


Хозяин: Я не указывал тебе, что я – дающий и что ты – получающий, но сам факт получения извне вызывает в тебе ощущение получающего от меня, хотя я радушен и от всего сердца рад тебе и тому, что ты принял от меня. Я ничем не могу изменить этого. Например, у меня есть рыбки. Они не понимают, что я их кормлю, им все равно, кто их накормит. Есть у меня кот и ему тоже почти безразлично, кто ему даст поесть. Но вот моей собаке это уже не безразлично и она не от каждого возьмет угощение.

А люди устроены так, что некоторые могут принять и не ощущать того, что кто-то им дает и они получают, а просто берут; а другие крадут и т.д. Но если в человеке развито ощущение своего «Я», то он ощущает дающего, и это вызывает в нем ощущение себя как получающего, и это ощущение вызывает в нем стыд, страдание за себя, за свое состояние получающего.


Гость: Что же я могу сделать, чтобы получать наслаждение и не ощущать себя получающим? Как я могу нейтрализовать в себе чувство, что ты мне даешь, а я получаю? Если есть такое действие дать-получить и оно вызывает во мне такие чувства, то что мне с этим делать? Как я могу исправить получение, чтобы не ощущать себя получающим? Или, может быть, ты сделай так, чтобы не вызывать во мне ощущение получающего? Но это возможно, только если я не буду ощущать тебя, как рыбки, или буду ощущать тебя, но не буду понимать, что ты даешь мне, как кот или примитивный человек.


Хозяин: Очевидно, все же есть какой-то выход. Может быть, ты что-то предпримешь, чтобы не ощущать себя получающим?


Гость: Я придумал! Ты ведь всегда желаешь меня угощать. Завтра я приду к тебе и уж я разыграю получение от тебя таким образом, что заставлю тебя ощущать не дающим, а получающим! Я же буду чувствовать себя дающим тебе, хотя поглощу все тобою приготовленное, как сегодня!

Встреча вторая

Та же комната и те же блюда. Хозяин сидит за столом. Входит гость.


Хозяин: Я так ждал тебя и так рад тебя видеть. Садись, пожалуйста.

Гость садится за стол, принюхивается. Гость: Это все для меня?


Хозяин: Конечно, только для тебя, и я так буду рад если ты это примешь от меня.


Гость: Мне не хочется...


Хозяин: Неверно, тебе очень хочется, и я это точно знаю. Почему же ты отказываешься?


Гость: Я не могу принять это от тебя, мне неудобно!


Хозяин: Что значит неудобно? Ведь я так хочу, чтобы ты принял все это. Для кого я это приготовил и так старался? Какое наслаждение я получу, если ты все это съешь!


Гость: Может, ты и прав, но я не хочу принимать угощение!


Хозяин: Да ты не принимаешь угощение, а делаешь мне огромное одолжение тем, что сидишь у меня и кушаешь то, что я приготовил. Ведь я приготовил это не ради тебя, а потому что наслаждаюсь тем, что ты принимаешь от меня. Поэтому твое получение – это не получение, а одолжение. Ради меня получи все это. Это с твоей стороны будет вовсе не получением, а оказанием мне большого наслаждения. Выйдет, что не ты получаешь угощение, а я получаю от тебя огромное удовольствие! Ты даешь мне, а не я тебе!

Хозяин подвигает тарелку гостю. Гость отодвигает ее. Хозяин, умоляюще глядя на гостя, снова подвигает ему блюдо. Гость снова отодвигает. Хозяин показывает вздохами и взглядами, насколько он страдает и просит, изображает из себя просящего. Гость всем своим видом все более изображает из себя дающего, оказывающего услугу Хозяину.


Хозяин: Умоляю тебя, сделай мне приятное, ради меня...

Гость начинает кушать, но постоянно останавливается, а хозяин тут же упрашивает его, и только тогда Гость продолжает кушать. Хозяин пододвигает гостю все новые блюда и каждый раз умоляет принять, вернее, дать ему этим наслаждение.


Гость: Если я уверен, что кушаю ради тебя, потому что тебе приятно, а не потому что я хочу кушать, то ты становишься просителем, а я даю тебе наслаждение тем, что получаю от тебя. Но для этого я должен быть уверен, что кушаю только ради тебя.


Хозяин: Ну конечно же, ты кушаешь ради меня, ведь ты сидел за столом и ничего не желал брать, пока я тебя не уговорил, не доказал тебе, что ты не просто кушаешь, а делаешь мне приятное, что ты пришел дать мне наслаждение.


Гость: Но если я получил бы от тебя что-нибудь другое, на что у меня нет желания, а просто ты бы мне предложил что-то принять, я бы не насладился получением от тебя. А ты, не видя, как я наслаждаюсь от полученного, не получил бы удовольствия. Выходит, что я должен наслаждаться, и только в мере моего наслаждения наслаждаешься ты.


Хозяин: Я ведь знаю, как ты любишь все эти блюда и сколько точно ты в состоянии съесть. Точно эти пять блюд я и приготовил. Я ведь знаю твой голод и стремление именно к этому и не к чему более в жизни. Зная это, я ощущаю, как наслаждаешься ты, а потому возникает во мне наслаждение тем, что ты наслаждаешься моими блюдами. И нет во мне сомнения, что мое удовольствие от тебя обосновано.


Гость: А я, как я могу быть уверен, что наслаждаюсь только потому, что ты этого ждешь и все приготовил ради меня, и не могу я отвергнуть тебя, а получая от тебя, этим даю тебе удовольствие?


Хозяин: Да просто потому, что ты полностью отказался получать поначалу, и только уверившись в том, что делаешь это ради меня, начал получать. Ты ведь сам в каждом куске получаемого ощущаешь, что поглощаешь, получаешь его ради меня. Ты ощущаешь, какое удовольствие этим доставляешь мне!


Гость: Если я, каждый раз когда получаю, думаю, что получаю это только ради тебя, иначе бы отказался получать, – именно сопровождая свое получение намерением ради тебя, я избавляюсь от стыда и горжусь тем, что даю тебе наслаждение.


Хозяин: Так скушай же все, потому что на все у тебя есть желание, и тогда и я получу все наслаждение, которое ты мне можешь дать!


Гость: Но вот я все съел и насладился, и не отчего более наслаждаться, и мое наслаждение прошло и исчезло, ведь я уже ничего не желаю более и более не могу ни себе, ни тебе доставить наслаждение. Так что же далее?


Хозяин: Не знаю! Мне ты дал полное наслаждение тем, что принял все от меня. Что же еще я могу сделать ради тебя, чтобы ты снова и снова непрерывно наслаждался? Как ты можешь снова хотеть кушать, если съел все? Откуда у тебя может появиться новое желание?


Гость: Мое желание насладиться обратилось в желание насладить тебя, а если я сейчас прекращаю наслаждаться, как я смогу доставить тебе удовольствие? Ведь не могу же я сам в себе сотворить желание еще на пять новых порций пищи?


Хозяин: Я также не готовил для тебя ничего более того, что ты желал, к чему у тебя был голод. Со своей стороны я сделал все. Твой вопрос сводится к тому, как можно непрерывно наслаждаться, чтобы голод не гас под наслаждением.


Гость: Но если наслаждение не заполняет чувство голода, оно не ощущается как наслаждение. Ощущение наслаждения зависит именно от наполнения недостатка. Если бы я не был голоден, я не смог бы наслаждаться и не смог бы насладить тебя. А если чувство голода исчезает при насыщении, как бы мне изобрести способ оставаться неудовлетворенным постоянно, чтобы я постоянно мог бы себя наполнять и постоянно своим новым наслаждением доставлять удовольствие тебе?


Хозяин: Для этого необходим иной источник голода и иной источник наслаждения, потому что то, чем пользовался ты – голод и наслаждение от пищи, – взаимно уничтожают друг друга.


Гость: Я придумал! Дело в том, что я отказался от самонаслаждения, отказался настолько, что находилось передо мною все угощение, а я не желал его принимать, потому что испытывал стыд. Это ощущения стыда было настолько сильным, что я готов был остаться голодным, только бы не ощущать стыд, не ощущать себя получающим.


Хозяин: Но затем, убедившись, что ты уже не получаешь ради себя, ты начал получать ради меня. Ты наслаждался удовольствием, оказываемым мне. Поэтому пища должна быть по твоему желанию – ведь не получая от нее наслаждения, какое же удовольствие ты доставишь мне?


Гость: Но этого недостаточно, если я получаю ради тебя, зная, что ты наслаждаешься мною. Если мое наслаждение оттого, что наслаждаешься ты, то источник моего наслаждения не в пище, а в тебе. Я должен ощущать, как ты наслаждаешься.


Хозяин: Я тебе показываю это совершенно явно!


Гость: Да, но от чего зависит мое ощущение наслаждения? От тебя, т.е. от того, кого я наслаждаю. Мое ощущение зависит от того насколько мне желательно тебя насладить, а значит, насколько ты велик в моих глазах, в моем представлении.


Хозяин: Что же я могу сделать?


Гость: Если бы я знал о тебе больше, знал бы тебя ближе, если ты действительно велик, мне бы открылись при этом твое величие и могущество. Тогда бы я наслаждался не только тем, что наслаждаю тебя, но к этому бы добавилось осознание: «Кого я наслаждаю!» Тогда, если ты действительно велик, мое наслаждение было бы пропорционально раскрытию твоего величия.


Хозяин: Это зависит от меня?


Гость: Смотри, если я отдаю, мне важно, сколько я отдаю и кому я отдаю. Если это любимый мною человек, например, мои дети, то насколько я их люблю, в этой мере я готов им отдать, потому что я при этом наслаждаюсь. Если ко мне в гости заходит просто человек с улицы, я готов дать ему кое-что ради сострадания, т.е. потому что страдаю при виде чужих страданий или потому что надеюсь, что если сам буду нуждаться, и мне помогут так же.


Хозяин: На этом принципе устроена вся взаимопомощь общества, потому что люди поняли, что если не будет взаимопомощи, будет плохо каждому, а значит, и им самим, когда они вознуждаются в этом. Эгоизм заставляет человека отдавать, но это не отдача, а просто этим человек как бы обеспечивает себя в будущем.


Гость: Я думаю, что о такой отдаче даже нечего и говорить, потому что все наши виды благотворительности не более как закамуфлированное получение, обеспечение себя, своих близких.


Хозяин: Так как же я конкретно могу дать тебе большее наслаждение, чем то, что находится в пище?


Гость: Это уже зависит не от тебя, а от меня. Если ко мне вместо простого человека с улицы зашел бы в гости некто очень уважаемый, давая ему, я получил бы большее наслаждение, чем давая то же самое простому человеку.


Хозяин: Значит, твое наслаждение зависит не только от пищи, а от того, кто ее приготовил для тебя! Что же я могу сделать, чтобы ты меня больше уважал?


Гость: Поскольку я получаю не ради себя, а ради тебя, т.е. отдаю тебе, то чем больше я буду уважать тебя, тем больше получу наслаждения от осознания, кому я даю!


Хозяин: Как же я могу стать в твоих глазах значительнее?


Гость: Расскажи мне о себе, покажи мне, кто ты. Тогда я смогу испытать наслаждение не только от количества и качества получаемого, но и оттого кто мне дает, с кем есть у меня связь. Тогда самая малая порция пищи, полученная от большого человека, станет равносильна получению огромной порции. Ведь удовольствие пропорционально твоему величию в моих глазах.


Хозяин: Значит, для того чтобы наслаждение стало большим, я должен раскрыть себя, а ты обязан постичь меня?


Гость: Именно благодаря этому образуется во мне новое ощущение голода. Желание отдать тебе станет большим, пропорционально ощущению твоего величия, но не потому, что я желаю избежать стыда, который стыда не позволяет мне насытиться.


Хозяин: Таким образом, ты начинаешь ощущать не чувство голода, не это тебя привело ко мне, а мое величие и желание доставить мне удовольствие?


Гость: А что в этом плохого? Ведь тогда я могу получить в том же ограниченном количестве еды наслаждение, во много раз превышающее то, что действительно находится в ней. Я добавляю к чувству голода еще одно чувство «голода» – желание дать тебе.


Хозяин: Его я также должен наполнить?


Гость: Нет! Это желание и его наполнение я создаю в себе сам! Мне для этого только необходимо познать тебя. Раскройся мне. Тогда я сам создам в себе желание отдать тебе и получу наслаждение от отдачи, а не от аннулирования чувства стыда.


Хозяин: Что же ты выиграешь от этого, кроме того, что твое наслаждение станет большим?


Гость: Есть еще один большой и основной выигрыш – в том, что если я создаю в себе новое желание, кроме голода, то я хозяин этого желания, я могу его постоянно увеличивать, постоянно наполнять наслаждением, постоянно наслаждать тебя – тем, что наслаждаюсь сам.


Хозяин: Это желание не исчезает при наполнении, как голод от насыщения?


Гость: Нет, потому что я постоянно могу создавать все большее впечатление в себе от твоего величия, будут постоянно появляться новые желания отдать, и, получая, я буду эти желания реализовывать, и этот процесс может быть бесконечным.


Хозяин: От чего же он зависит?


Гость: Только от того, чтобы постоянно раскрывать все новые твои заслуги и величие!


Хозяин: Получается, чтобы самонаслаждаться постоянно, чтобы даже при получении эгоистического наслаждения оно не нейтрализовало бы чувство голода, а наоборот, могло бы его при этом получении все больше развивать и увеличивать, необходимо создать в себе новый недостаток – желание ощутить дающего.


Гость: Да, а кроме того, чтобы получение наслаждения, пищи от хозяина, раскрывало одновременно с наслаждением и его величие. Чтобы раскрытие хозяина и пища были бы одним и тем же, чтобы само наслаждение давало знание о дающем его, чтобы дающий, пища, его свойства – были бы одним и тем же.


Хозяин: Выходит, ты изначально подсознательно желаешь раскрытия дающего? Это является для тебя на самом деле наполнением, и ничего более.


Гость: Я поначалу даже не понимал, что это и являлось моим желанием. Я вижу только пищу и считаю, что желаю ее. Так мне представлялось.


Хозяин: А это так мною специально подстроено! Чтобы постепенно развилось в себе твое собственное желание, чтобы ты сам как бы его создал, и чтобы ты сам его наполнял, т.е. был бы и за гостя и за хозяина сразу.


Гость: Зачем же все так устроено?


Хозяин: Именно для того, чтобы привести тебя к совершенству, чтобы ты сам пожелал самого совершенного, сам достиг бы наполнения им, наслаждаясь им постоянно, и это наслаждение было бы ничем не ограничено.


Гость: Почему же я изначально ничего об этом не знал? Я ведь видел вокруг себя только всевозможные предметы, к которым стремился, не подозревая, что в итоге я стремлюсь к Тебе.


Хозяин: Это создано специально, для того чтобы из совершенного неощущения меня, ты сам пришел ко мне, создал бы сам в себе истинное желание.


Гость: Но если я создаю в себе это желание, то где же ты?


Хозяин: Я в тебе и создал изначально простое эгоистическое желание, и я развиваю его тем, что создаю вокруг тебя все новые объекты наслаждения.


Гость: Но зачем мне все это?


Хозяин: Именно для того, чтобы убедиться: никакая погоня за прямым наслаждением не наполнит тебя.


Гость: Я это уже и так вижу: как только я достигаю того, чего желаю, мое наслаждение от этого мгновенно пропадает, и я вновь желаю – только уже большего и иного. Таким образом, я нахожусь в постоянной погоне за наслаждением, но никогда его не испытываю, потому что как только оно должно придти, я ощущаю его максимум на мгновение, и оно тут же исчезает.


Хозяин: Именно поэтому ты развиваешь свое самопознание, постигаешь никчемность такого существования.


Гость: Но ведь до тех пор, пока ты не раскрыл мне картину происходящего, я не понимал смысл и цель всего происходящего!


Хозяин: Эта картина раскрывается только после того, как ты окончательно убеждаешься в бесцельности своего эгоистического существования, осознаешь, что надо искать новый метод поведения, познать свой корень и смысл своей жизни.


Гость: Но этот процесс продолжается много тысяч лет. Где же ему конец?


Хозяин: Нет ничего, чтобы было сотворено зря. Все существует только для того, чтобы привести творение к осознанию иного типа бытия. Процесс это медленный, потому что каждое самое маленькое желание должно прозреть и быть осознанным как негодное для применения в том виде, в котором оно изначально в тебе заложено.


Гость: А много ли таких желаний во мне?


Хозяин: Очень много – под стать тому наслаждению, которое ты в будущем получишь. Но наслаждение от приема угощения не меняется, не можешь ты съесть больше одного обеда, вместимость твоего желудка неизменна, а потому исходящее от меня и получаемое в него наслаждение неизменно. Однако когда что ты вкушаешь ради меня, эта мысль создает в тебе новое желание и новое наслаждение, кроме наслаждения от пищи. И это наслаждение, его величина и сила, количество и качество, зависит только от тебя: насколько тебе приятно вкушать ради меня.


Гость: Как же мне захотеть еще больше получать наслаждение ради тебя?


Хозяин: Это зависит от того, насколько ты ценишь, уважаешь меня, насколько я велик в твоих глазах.


Гость: Как же мне больше оценить Тебя?


Хозяин: А для этого ты просто больше должен узнать обо мне, увидеть меня во всех моих делах, проверить и убедиться насколько я действительно велик, могущественен, милосерден и добр.


Гость: Так покажи мне себя!


Хозяин: Если эта твоя просьба исходит из желания насладиться ради меня, я тебе откроюсь. Но если твоя просьба исходит из желания насладиться видением Меня, чтобы получить наслаждение для себя, я тебе не откроюсь, а еще более скроюсь от тебя.


Гость: Почему? Не все ли тебе равно как я получаю от тебя наслаждение? Ведь ты желаешь, чтобы я насладился. Зачем же скрываться от меня?


Хозяин: Если я полностью раскроюсь тебе, ты ощутишь такое огромное наслаждение от постижения вечности, всесилия, совершенства, что уже никак не сможешь подумать о том, чтобы насладиться этим ради меня. А потому как не будет в тебе этой мысли, затем ты снова ощутишь стыд. Кроме того, поскольку наслаждение это будет постоянным, оно, как мы уже говорили, уничтожит твое желание, аннулирует его, и вновь ты останешься «пустым».


Гость: Так вот в чем причина того, что ты скрываешься от меня!? Чтобы помочь мне. А я почему то думал, это из-за того, что ты желаешь остаться неизвестным мне.


Хозяин: Мое самое большое желание – чтобы ты увидел меня и сблизился со мной. Но что же я могу поделать, если ты тогда лишишься возможности наслаждаться, что равносильно смерти!


Гость: Но если я нахожусь в неведении, как я могу идти вперед? Все зависит только от того, насколько ты раскроешься мне?


Хозяин: Действительно, только ощущение моего присутствия создает в тебе возможность роста и получения. Без ощущения меня, ты проглатываешь все порции и мгновенно перестаешь ощущать наслаждение. Поэтому я появляюсь пред тобой, и вследствие этого появляется в тебе стыд, ощущение дающего, желание получить такие же свойства, как у него.


Гость: Так раскрывайся же мне поскорее!


Хозяин: Не поскорее, а только в той мере, в которой это пойдет тебе на пользу, хотя я желал бы всегда быть раскрытым для тебя. Я ведь специально скрылся, чтобы создать тебе условия для свободы воли, возможность поступать и выбирать как думать независимо от моего присутствия, чтобы не было давление хозяина.


Гость: Как же ты раскрываешься мне?


Хозяин: Я делаю это медленно и последовательно, и меры моего раскрытия тебе называются ступенями, или мирами – от самой скрытой до полностью раскрытой.

 

 

Автор: Семен Винокур

Источник: http://www.kabbalah.info/rus/content/view/frame/54317?/rus/content/view/full/54317&main

Please, register (it is quick and easy!) or sign in, to leave comments and do much more fun stuff.