PR
Contacts
DJOSKAR
Main style: Club House
Favorite styles: Chillout, Deep House, Disco House, Funky House, Progressive House, Vocal House
DJ, producer since 2005
Performance: 2 hours
Location: Russia, Moscow
Resident: TATLER CLUB (Moscow)
Guest: "Premier Lounge" (Moscow), ZONA (Moscow), RIVER LOUNGER Яхт Клуб (Moscow), Monicabellucci Bar (Vladimir), Niagara  (Tashkent), Kt.Komba (Tashkent), РЕАКТОР (Ulyanovsk), Burlesque (Moscow), Black&White (Moscow), Adrenalin (Noginsk), Матрешка (Moscow), Neo (Moscow), Aura (Kiev), Open Air (SHadrinsk)
Frequent visitor: Moska (Moscow), DREEM BAR (Moscow), Калина (Moscow)
Was just once: Top Joy (Moscow), Руки Вверх (Moscow), Discoteque (Moscow)
Please, register (it is quick!) or login to see contact information.
Events
Татлер, Moscow, 22:00 // 26 December 2014
Nu Disco
Татлер, Moscow, 21:00 // 20 December 2014
Funky House
Сlub Aviator, Moscow, 21:00 // 19 December 2014
Funky House
Музыка - это стенография чувств.
Prodigy: живее всех живых.

Prodigy: живее всех живых.

Автор Вадим Михайлов • Март 15th, 2011 • Раздел: Интервью

Звукорежиссёры и техники группы Prodigy рассказывают о концертном оборудовании группы и о том, как им удаётся записывать в аудио каждое выступление коллектива.

Джон Бёртон (Jon Burton) звукорежиссер Prodigy

Последние два года Джон Бёртон (Jon Burton, на фото) провёл в дороге: он является штатным звукорежиссёром группы Prodigy и озвучивает концерты их мирового тура Invaders Must Die.

Несмотря на высокотехнологичную музыку коллектива, Бёртон не отказывается от проверенных аналоговых технологий. 

Бёртон: «Я использую микшерную консоль двадцатилетней давности стоимостью 10 килобаксов,  уже когда-то бывшую в употреблении, но это классика.  Это Midas XL3, серийный номер 3».

Когда Джон купил этот пульт пару лет назад, аппарат был практически «убитый». Пришлось делать полный капитальный ремонт и модернизацию.

Бёртон: «Вы меня простите, но цифра не может звучать так же хорошо, как аналог. К тому же Prodigy – фанаты саунда старомодного рэггей, поэтому на вокале много эхо и на малый барабан добавляется реверберация».

Бёртон и сам поклонник рэггей и даб.

Бёртон: «Я делаю много посылов с каналов (на эффекты), в духе даб. Для меня во время концерта очень важно находиться не очень далеко от сцены, иначе звук приходит с задержкой, и невозможно попасть (с эффектами) в нужный темп».

В качестве эффектов он чаще всего использует программу Ableton Live.

Бёртон: «Моё оборудование в основном аналоговое, за исключением эффектов, которые сегодня цифровые. Я пользовался (устройством) Space Echo, но мы играли на стольких фестивалях, где было очень пыльно, так что (теперь) я использую Ableton, использую для эффектов vst-плагины.  Я использую Ableton как модуль эффектов».

Ещё есть интерфейсы RME Hammerfall и TC PowerCore, они установлены в рэке и тоже используются для обработок vst-плагинами в режиме реального времени.

Бёртон: «Мне бы хотелось, чтобы кто-нибудь разработал более удобную программу, но сказать честно – Ableton наиболее стабильная.  Я пытался пользоваться (программой) Mainstage, но она не произвела на меня  впечатление, она больше заточена под MIDI и клавишные инструменты, я не смог делать в ней свои вещи с комфортом. Ableton – это то, что нужно. Ableton  справляется там, где другие (программы) рушатся. Он ухудшает аудио-сигнал, но это лучше, чем если бы всё вообще вырубилось во время концерта (…) Ещё есть отличный Audio Damage Dubstation, есть контроллер Novation Nocturn, всё находится под постоянным контролем. Есть патч дисторшн с Fuzz Plus и ещё одна штука, Powercore Urei. Есть гармонайзер, приборы Audio Damage и ревербераторы TC. В половине песен используются даб-дилэи, но в других – таких, как “Omen” – используется особый дилэй-гармонайзер с обратной связью, который мне пришлось запрограммировать. Один (звук) стихает, другой возникает – такие странные пинг-понг дилэи».

рабочее место Джона Бёртона. Отремонтированный и модифицированный пульт имеет 44 канала.

На фото: рабочее место Джона Бёртона. Отремонтированный и модифицированный пульт имеет 44 канала.

Наряду с виртуальными эффектами используются и «железные» приборы.

Бёртон: «(Roland) Dimension D используется для того, чтобы сделать звук гитары «больше», потому что гитарист у нас только один, и мы стараемся сделать всё как можно массивнее.  У меня ещё есть (Yamaha) Rev7 и Rev5. Я подключил их (параллельно) через кабель-«штаны», потому что у них есть привычка отключаться, это сделано, чтобы хотя бы один постоянно работал. Они дают реверберацию ударных, я включаю их оба на малый барабан.  Есть гитарный ревербератор, SPX990, и (TC Electronic) M2000 на вокале, в одних песнях он работает как гармонайзер, в других – как ревербератор. И ещё есть TC DTwo для обычных дилеев».

Один раз в самом начале тура Бёртон отстроил эквалайзеры пульта, и больше к ним старается не прикасаться. Он не выруливает эквалайзеры каналов каждого инструмента, и лишь в крайнем случае эквализирует весь саунд группы целиком, обычно чуть убавляя середину и приподнимая бас.

Группа выступает как на открытых площадках, так и в больших залах, но Бёртон не видит больших сложностей в отсройке звука. Главное отличие – отсутствие на открытых площадках естественной реверберации помещения. Её приходится добавлять искусственно, и вцелом на открытом воздухе звучание делается более громким, чем в зале.

Мощным концертным звуком сегодня никого не удивить, но Prodigy – одна из редких команд, которые записывают на аудио КАЖДОЕ  своё выступление.

Бёртон: «Для многоканальной записи шоу я использую каждый вход и выход пульта. Я группирую вместе барабаны, я так как на бас-гитаре играет только Роб, я отправляю её с посыла (пульта) на отдельную дорожку (рекордера HD24). За основу я беру левый и правый канал всего микса, использую посылы для вокала и подгруппы для клавишных. Вам нужна уверенность, но я использую пост-фейдеры, но вы можете микшировать так, как сами хотите, достаточно уверенно. Очень важная вещь на мой взгляд – получение хорошего шума аудитории. Из-за этого многие концертные записи не звучат. Конечно, у нас больше денег, чем у большинства других групп, но всё, что я делаю – это пара микрофонов на пульте, я использую AKG 414-е, потому что конденсаторные лучше, чем динамические, у нас ещё есть микрофоны-“пушки”».

В качестве «пушек» Бёртон обычно устанавливает по краям сцены два Sennheiser MKH60 и направляет их на аудиторию. Бёртон записывает вцелом от четырёх до восьми дорожек микрофонов «воздуха».

Во время концерта всё записывается в рекордер Alesis HD24 и через пару дней в свободное время Бёртон выполняет сведение в программе Logic.  При этом никакого особого редактирования он не делает, главная задача – вычистить шумы и верно отстроить уровни дорожек. Цель этих записей – не издание концертного альбома, а выпуск видеофильма о концертном туре, поэтому и в записи звука есть свои особенности.

Бёртон: «Вы записываете не просто звук, а звук для видео. Это не то, что записывать альбом или сингл. Вы микшируете по-другому, вы должны работать с картинкой. Лучшие редакторы видео – те, кто смотрят на сцену и сводят звук с изображением. Если кто-то играет на трубе – вы должны слышать трубу и видеть её».

Во время тура кинооператор Пол Дагдэйл (Paul Dugdale) постоянно находится рядом с музыкантами. Камера у него либо в руках, либо на плече, либо вовсе закреплена на голове.

пульт Prodigy

На фото: Бёртон назначает группы каналов на отдельные линейки пульта.

Основное в оборудовании сцены – это синтезаторы Лайэма Хоулетта (Liam Howlett). Подробности держатся в секрете, но ключевой элемент – лэптоп Apple MacBook Pro с программами  Ableton Live и Propellerhead Reason.

Бёртон: «Клавишные приходят и уходят. Была пара раритетных инструментов, к которым он потерял интерес и заменил на что-то другое, есть какие-то, которые хотелось бы приобрести. Сейчас у него Roland Gaia, он действительно хорош, по-моему, намного лучше, чем Korg Monotron – мы использовали его как-то в одном концерте, это самая громкая вещь, которую только можно вообразить. Пришлось включать на него пару хороших компрессоров. Всё постоянно меняется, потому что у Лайэма есть паршивая привычка всё время менять инструменты. Как только он начал использовать Ableton, нам пришлось на ходу адаптировать под него все песни; в концертах есть места, когда невозможно заранее предсказать, что и как произойдёт. Это тоже хорошо – так накапливается опыт».

В концертах Prodigy на сцене пять человек.

Бёртон: «Лео Крабтри (Leo Crabtree) играет у нас на акустических барабанах без всякой электроники – её и так достаточно в оборудовании Лайэма, с металлическими призвуками к тому же, нам приходится мириться с некоторыми его странными звуками. Потом Роб Холлидэй (Rob Holliday)  в некоторых песнях играет на бас-гитаре и в некоторых на гитаре».

Проблемой для Бёртона является запись ударной установки. Из-за большой громкости звука на сцене он вынужден устанавливать микрофоны внутри барабанов и ставить звукоизолирующие экраны на микрофоны «железа». Гитарный комбо-усилитель  он записывает через микрофон Sennheiser MD509, установленный за комбиком и вдобавок «в линию» через DI-бокс. Вокалисты поют в радиомикрофоны Sennheiser G3. Prodigy имеют контракт с фирмой Sennheiser и обязаны пользоваться только её микрофонами.

Ещё один «боец невидимого фронта» — техник Мэт Дэйви (Mat Davie), в чьи обязанности входит забота о клавишных инструментах и о странном самодельном устройстве под названием Invaders Machine (на фото ниже).

Prodigy - самодельное устройство под названием Invaders Machine

Мэтт: «На самом деле это консоль от компьютерной игры Defender 1984 года».

Внутри консоли смонтированы контроллеры, управляющие модуляцией при помощи джойстика. Ещё в ней есть простой синтезатор Catweazle, который издаёт отвратительные (по мнению Дэйви) скрипучие и воющие звуки.

Дэйви: «Гитарный техник Питер Сиссонс (Peter Sissons) хранил эту консоль в своём гараже, и как-то подумал, что использовать её было бы в стиле Лайэма. Питер принёс её на концерт, я добавил в неё электронику, и мы подарили это Лайэму на его день рождения в августе 2008 года. Ещё я делал для Лайэма переключатель миди и жидкокристаллическую подсветку, ещё я модифицировал Monotron – это вклад от Korg в группу Prodigy».

Но основная задача Мэтта – не модернизация оборудования, а поддержание его в хорошем состоянии во время мирового тура.

Prodigy - Roland SH-101

Мэтт Дэйви: «Это включает в себя настройку, очистку, замену клавиш, замену регуляторов и слайдеров, замену кабелей, подключение и всё такое. Мне постоянно приходится чинить синтезаторы Roland SH-101, которых у нас пять штук на сцене – три серых, один красный и один зеленоватого цвета. У меня всегда наготове запчасти, но ломаются клавиши, выходят из строя регуляторы и слайдеры, постоянно слетают настройки и барахлят гнёзда кабелей. Он (Лайэм) сейчас осваивает новый (синтезатор) Roland Gaia SH01, так же как SH101, но его клавишное оборудование постоянно находится в процессе эволюции. Основные его клавиши – это Access Virus, очень надёжные, но мне уже несколько раз приходилось у него заменять регулятор фильтра».

Prodigy синтезатор

Усилия музыкантов и техников не проходят даром: Prodigy неизменно собирают огромные концертные аудитории.

Please, register (it is quick and easy!) or sign in, to leave comments and do much more fun stuff.